И.И. Иванова. Турция и кавказский кризис E-mail

Кризис на Кавказе поставил Турцию перед затруднительным и нежелательным выбором между поддержкой своих союзников и сохранением активно развивающихся торговых связей с Россией.
В самый разгар российско-грузинского противостояния премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил два молниеносных визита: первый – в Москву, второй – в Тбилиси. Маршрут дипломатического вояжа Эрдогана в общих чертах совпадает с географией поездок других международных посредников. Однако за всплеском внешнеполитической активности премьера стоит и отсутствующий у других визитеров фактор: война явственно высветила определенную двусмысленность политики и уязвимость геополитической позиции Анкары на Кавказе.
Авантюра правительства Саакашвили в Южной Осетии, повлекшая за собой силовой российский ответ, положила конец зыбкому статус-кво: турецкий истеблишмент приходит к пониманию того, что Анкаре придется вырабатывать новые подходы в регионе, в том числе и во взаимоотношениях с Россией, которая, по мнению турецких аналитиков, заявила о себе как о региональном гегемоне.
В ходе встречи в Москве 13 августа 2008 г. с президентом России Дмитрием Медведевым Эрдоган выдвинул идею создания своего рода альянса "Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе", где, по его словам, "платформа должна иметь географическую основу… преследовать цель установления мира и безопасности в регионе, обеспечения экономического сотрудничества и энергетической безопасности". Из Москвы Эрдоган прибыл в Тбилиси, где речь снова зашла о данном проекте. Таким образом, в стремлении разрядить кризис Анкара выступила с предложением создать "платформу безопасности и сотрудничества" с целью формирования основ региональной безопасности с участием Турции, России, Грузии, Армении и Азербайджана.
Позже, во время официального визита Эрдогана в Баку он изложил идею платформы и азербайджанскому президенту. Некоторые российские средства массовой информации поспешили сообщить, что визит Эрдогана в Москву – это жест, призванный продемонстрировать турецкую поддержку России. В действительности, необычайная дипломатическая активность турецкого премьера – отчаянная попытка исправить ухудшившуюся позицию Турции в результате кавказского кризиса и найти способ защитить национальные интересы страны в новой геополитической обстановке. Выход турецкое руководство видит в создании региональной системы безопасности и сотрудничества – своего рода Кавказского пакта. И в Москве, и в Тбилиси, и в Баку Эрдоган делал упор на том, что благосостояние всего региона зависит в первую очередь от крупномасштабных проектов по добыче и транспортировке энергетических ресурсов.
Действительно, ситуация, существовавшая до 7 августа, опорами которой были "заморозка" кавказских конфликтов и относительно сдержанная позиция России, позволяла Анкаре проводить достаточно многовекторную политику. На постсоветском пространстве в целом и на Южном Кавказе, в частности, Анкара в свое время подписала ограниченное соглашение о сотрудничестве в оборонной области с Турцией и Азербайджаном. Было также осуществлено строительство ряда нефте-и газопроводов, проходящих через "кавказский транзитный коридор" и территорию Турции и транспортирующих каспийскую нефть в Европу в обход территории России.
Стратегическая цель Турции состояла в том, чтобы превратить страну в средоточие энергетических потоков, идущих из Каспия в Европу и другие мировые рынки.
В последние годы казалось, что эта цель близка: были введены в действие два крупнейших проекта – нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровод Баку – Тбилиси – Эрзерум, активно обсуждались возможности других проектов, таких как Транскаспийский трубопровод.
Очевидно, что данные аспекты турецкой кавказской политики не вызывали в Москве особого энтузиазма. Однако за последние годы турецко-российские отношения радикально изменились. Сегодня Россия является крупнейшим торговым партнером Турции. Ожидается, что в этом году торговый оборот между двумя странами вырастет с прошлогодних 27 млрд. долл. до 38 млрд. долларов. Энергетическое сотрудничество (прежде всего поставки российского газа по газопроводу "Голубой поток") играет чрезвычайно важную роль в контексте отношений между двумя странами.
Профессор международных отношений Ближневосточного технического университета Анкары Ихсан Даги подчеркивает, что "Грузия является непреложной частью всей кавказской и центральноазиатской политики Турции и центральной составляющей её претензий на роль энергетического коридора" . «С другой стороны, – добавляет он, – "Россия важна и нужна для турецкой экономики. На карту поставлена экономическая стабильность Турции"» .
Между Россией и Турцией чуть было не разгорелась настоящая та-моженная война, когда в конце августа на российской границе были за-держаны тысячи грузовиков. Причиной задержек послужило ужесточение таможенного режима российской стороной, последовавшее вслед за разрешением Анкары (правда, после недолгого отказа) на проход через Проливы в Черное море американским военным кораблям. С точки зрения турецких обозревателей, новые ограничения были четким предупреждением Анкаре не принимать ошибочную сторону в грузинском конфликте . В свою очередь Анкара поспешила опровергнуть заявление госминистра правительства Турции К. Тюзмена, который призвал к аналогичным ответным шагам в отношении российских товаров.
Продемонстрированное Москвой и Анкарой нежелание раздувать таможенный конфликт свидетельствует о том, что Россия и Турция не за-интересованы сейчас в обострении двусторонних отношений. Москва на фоне критики со стороны Евросоюза и США и под угрозой введения санкций из-за событий в Грузии в последние дни явно смягчила свою позицию и стремится продемонстрировать максимальное дружелюбие, чтобы не оказаться в изоляции. У Анкары, в свою очередь, слишком много в России бизнес-интересов, что также заставляет ее оказываться от резких шагов.
По мнению экспертов, в случае обострения приграничного конфликта и его перерастания в полномасштабную торговую войну более серьезные потери понесла бы турецкая сторона. В структуре российского экспорта в Турцию преобладают сырьевые товары: на продукцию ТЭК приходится более 62%, металлоизделия – более 28%, химические товары – 4%, древесину и целлюлозно-бумажную продукцию – 2,4% и сельхозтовары – 1,6%. Большая часть этих товаров не требует сложного таможенного оформления на границе, при этом турецким потребителям было бы непросто найти им замену. В то же время Турция поставляет в Россию продукцию более высокой переработки: текстиль и текстильные изделия, машины и транспортные средства, товары химической промышленности и продовольствие. Найти для них альтернативные рынки сбыта значительно сложнее, чем для поставляемого в Турцию российского сырья.
Кроме того, в России в настоящее время работает более 150 турецких строительных фирм, которые с конца 80-х годов построили в нашей стране около 800 объектов. Они уже и так немало пострадали из-за российско-грузинского кризиса. В частности, в ожидании охлаждения отношений России с Турцией и возможной потери российского рынка с 8 августа – даты начала конфликта – крупнейшая строительная компания Турции Enka Insaat & Sanayi потеряла более 20% своей капитализации. Причина в том, что более половины ее активов, так же как и строительных заказов, размещены в России и странах СНГ. После объявления о замораживании отношений России с НАТО инвесторы начали спешно выводить из нее свои средства.
Сегодня любые осложнения в отношениях России, НАТО и Евро-союза рассматриваются сквозь призму конфликта в Грузии, именно поэтому к данной проблеме в российско-турецкой торговле оказалось приковано повышенное внимание, считает директор департамента Due Diligence компании "2К Аудит – Деловые консультации Александр Шток". "Впрочем, учитывая, что ситуация быстро разрешилась, ее можно отнести к обычным рабочим моментам, – считает эксперт. – Осложнение торговых отношений между Россией и Турцией невыгодно ни одной из сторон. Россия в основном экспортирует в Турцию энергоносители, и многие компании этого сектора считают турецкий рынок весьма перспективным. В частности, недавно "ЛУКОЙЛ" приобрел сеть заправок в стране, а "Газпром" подписал долгосрочный контракт на поставку газа. Помимо прочего Турция для России является удобным коридором для развития торговых отношений с другими странами, прежде всего странами севера Африки и Ираном. В этой связи потеря Турции как хорошего соседа для России весьма нежелательна". Тем более осложнения в отношениях с Москвой, которая является одним из основных торговых партнеров, невыгодно Анкаре, уверен аналитик .



 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.