В.П. Панкратьев. Палестина: борьба за свободу или террор против насилия E-mail

Палестинские террористические группировки, прибегающие к терроризму, как средству достижения поставленной цели, используют, как правило, тактику самопожертвования. Они с готовностью идут на заранее спланированное поражение. Эскалацию применения тактики самоубийств, наблюдаемую в борьбе с более сильным противником, нельзя считать абсолютно иррациональной. В конце концов, она зачастую оказывается действенной, когда регулярные диверсии достигают определённых политических целей. Самопожертвование стало частью общественного сознания, глубоко укоренившись в убеждении в полезности и успешности их сознательного выбора. Стратегически терроризм преследовал и преследует цель вынудить более сильного противника пойти на фундаментальные политические уступки.

Сторонники терроризма поддерживают прежде всего его политическую результативность.

Хронологически палестинский терроризм можно подразделить на четыре периода. С 1948 по 1967 гг. палестинские группировки применяли терроризм для изменения результатов войны с Израилем 1948-1949 гг. и создания Палестинского государства на всей территории подмандатной Палестины.

В начале 1950-х годов жертвовавшие собой федаины тайно проникали на Западный берег, аннексированный Иорданией, а также в полосу Газа, контролируемую Египтом, для проведения диверсионных актов против израильтян.

В октябре 1959г. была создана ФАТХ, совершавшая налёты на израильтян и их собственность (1965-1967 гг.).

До разгрома объединённых арабских сил в войне июня 1967 г . палестинцы опирались на Египет, Иорданию и Сирию в защите палестинских национальных прав.

После проигрыша арабских стран в войне 1967 г . руководство ООП выдвинуло политику опоры на собственные силы с использованием терроризма в качестве основной политической стратегии.

В 1960-1970 гг. ООП прибегала к тактике угона и взрывов пассажирских самолётов, чтобы обратить на себя внимание актами насилия. До интенсивной кампании «международного» терроризма, мировая общественность уделяла основное внимание арабо-израильскому конфликту в целом, игнорируя палестинцев. Так продолжалось до бойни, учинённой НФОП во главе с Дж. Хабашем, в ходе которой погибли 11 израильских спортсменов, участников Олимпийских игр 1972 г . в Мюнхене.

Однако терроризм принёс палестинцам не только дурную славу. Она нивелировалась борьбой против израильской оккупации и за право создания Палестинского государства. В конце концов, она увенчалась определённой политической победой – Генеральная Ассамблея ООН признала неотъемлемые права палестинского народа. Через 1,5 года после расправы с израильскими спортсменами в Мюнхене, Я. Арафат был официально приглашён выступить на Генеральной Ассамблее ООН. Чувствовалось, что отчаяние и боль толкают палестинцев на антигуманные акты. И мировое общественное мнение, осуждая их, всё же в подавляющем большинстве сочувствовало их бесправному положению. Через непродолжительное время палестинцы вышли из тени небрежения, сбросили чёрные маски и переоделись в цивильные костюмы представителей зарождающегося государства.

Вряд ли кто-нибудь обратил бы на них внимание, если бы они не прибегли к методам «революционного террора». Именно он проложил палестинцам путь к поддержке международной общественности.

До 1-ой «интифады» - восстания палестинцев в декабре 1987 г . - израильтяне как бы не замечали линии раздела между палестинцами и израильтянами, существовавшей перед войной 1967 г . Территориальный вопрос всерьёз не обсуждался. Израильтяне утверждали, что палестинцам лучше живётся под управлением Израиля, нежели Иордании.

Четыре года «интифады» - сопротивления израильским властям, демонстраций протеста, столкновений с применением оружия и многочисленными жертвами - вынудили почти 50% израильтян согласиться с возможным созданием Палестинского государства. Такая точка зрения подкреплялась международным признанием ООП и одобрением Декларации принципов, увенчавшихся подписанием в 1993 г . осло-вашингтонского соглашения о поэтапном урегулировании палестино-израильского конфликта.

Нежелание Израиля нести материальные потери вынудили израильское руководство, возглавляемое Партией труда, отступить перед “терроризмом”.

Палестинская модель терроризма показала, почему насилие разных типов породило “рациональную” политическую стратегию. Теоретически трудно дать характеристику палестинского терроризма, ибо существует устойчивый разрыв между целями и достигнутыми результатами террористических групп. Наиболее очевидно то, что терроризм является продуктом конфликта интересов между слабым и сильным противниками. Проигрывая в открытом противостоянии, первый прибегает к неконвенциональным методам борьбы в невидимой войне против второго.

Террористические группы нередко прибегают к запугиванию населения. Но оно является побочным продуктом для достижения политических целей, которые, как правило, не реализуются. «Революционное насилие» может напугать пассажиров самолёта, но это не является его основной целью.

ФАТХ Арафата пыталась использовать «революционный терроризм» таким образом, чтобы обратить на себя внимание и не делегалитимизировать присущий ей национализм.

«Рациональные» террористы утверждали, что насилие должно вынудить Израиль пойти на уступки палестинцам. Но такое утверждение не совсем соответствует истине. Интенсификация политических действий ООП привела в конце концов к подписанию соглашения Осло- I в сентябре 1993 г . Однако, это можно также объяснить и внутренними процессами в самой ООП и прежде всего провалом «революционного терроризма».

В виду отсутствия результативности «революционного насилия», ООП начала осуждать терроризм и неприятие Израиля. Ещё в 1974 г . ООП отказалась от цели создания государства на всей территории «исторической» Палестины в пользу образования «палестинской национальной власти» в любых палестинских районах, освобождённых из-под израильского контроля.

В марте 1977 г . ООП официально заявила о намерении участвовать в переговорах с Израилем, положив в основу политические методы урегулирования. Такое изменение в подходе к палестино-израильскому урегулированию окрепло в конце 1980-х годов. На саммите ЛАГ в Алжире в июне 1988 г . ООП представила заявление «Перспектива палестино-израильского урегулирования», содержавшее призыв к созданию в Палестине двух государств. Три месяца спустя Арафат впервые сделал ещё одно важное заявление: ООП готова вести переговоры с Израилем на основе резолюций 242 и 338 СБ ООН по формуле «земля в обмен на мир», которая была использована в осло-вашингтонских соглашениях. Выступая на ГА ООН, Арафат осудил терроризм «во всех его формах». Эти декларации лидера ООП отражали признание того, что терроризм является неадекватным инструментом для достижения палестинских национальных целей. Это побудило Рабина вступить в переговоры с ООП в начале 1990-х годов.

Некоторые теоретики ошибочно полагали, что палестинский терроризм породил такую угрозу безопасности, которая вынудила Израиль пойти на беспрецедентные уступки. На самом деле такое утверждение было далеко от истины. В конце 1980-х начале 1990-х годов Израиль был уверен в мощи своего потенциала. Причина этого заключалась в ряде факторов, действовавших в международной среде: прекратилась «холодная война»; были восстановлены советско-израильские дипломатические отношения; с распадом СССР арабы потеряли военного и экономического патрона; увеличилось еврейское население с притоком эмигрантов из СССР; война в Заливе 1991 года способствовала укреплению безопасности Израиля, нейтрализовав главную региональную угрозу; израильская армия ликвидировала плацдарм палестинского сопротивления в Ливане.

Правительство Рабина было далеко от ощущения угрозы безопасности. Лейбористский премьер согласился пойти на исторический компромисс, так как понимал, что у него появилась краткая возможность умиротворить несравненно более слабого и измученного конфликтом противника.

Волна антиизраильского террора, захлестнувшая Палестинскую автономию в январе-июле 1995 г ., укрепила решимость Рабина пойти на территориальные компромиссы. Однако, видимая уступка Рабина палестинцам, его политическая терпимость, требовавшая проявления политической воли и смелости не совпала с настроениями, царившими в израильском обществе. Пять крупномасштабных диверсий Хамаса и Исламского джихада на территории Израиля ударили по популярности премьер-министра и послала ко дну мирный процесс. Гибель Рабина от руки еврейского экстремиста в ноябре 1995 г . на короткий срок оживила поддержку мирного процесса, но последовавшая вслед за этим волна атак палестинских «камикадзе» в феврале-марте 1996 г . спровоцировала падение лейбористского правительства Переса и привела к победе блок Ликуд во главе с Б. Нетаньяху, который провёл избирательную компанию под лозунгом «мир в обмен на безопасность». После победы на выборах Нетаньяху в мае 1996 г . мирный процесс потерял инерцию движения – новый премьер-министр прервал мирные переговоры и заявил, что они не возобновятся пока не будет прекращён палестинский террор.



 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.