И.Л. Фадеева. Проблемы турецкой внешней политики конца ХХ-начала ХХI века E-mail
И в прошлом, и в настоящем внешняя политика Турецкой республики в значительной мере определялась и определяется гео-политическим фактором. Поскольку Турция расположена на стыке Европы, Азии и Африки, это фактор учитывается любыми прави-тельствами при выработке внешнеполитического курса и отноше-ния к конфликтам в ближневосточном регионе.
Турецкое общество относится к так называемым расколотым. Активная его часть, хотя и не преобладающая численно, придер-живается светского курса, разработанного основателем Турецкой республики Мустафой Кемалем. Он боролся с очень сильной исла-мистской внутренней оппозицией, не принявшей его реформ и оказывавшей вооруженное сопротивление. Во внешней политике в очень сложное для Турции время Ататюрк лавировал между Совет-ским Союзом, Германией и Великобританией, отстаивавших собст-венные противоположные интересы.
За истекшие десятилетия Турция усилилась и политически, и экономически.  Но те факторы, которые имели место в эпоху Ата-тюрка, существуют и сегодня. Очень высок процент населения, вы-ступающего против светских начал в турецком государстве. По-прежнему Турции приходится лавировать во внешней политике, однако не столько между отдельными державами Запада, как в прошлом, сколько между странами Запада в целом и мусульманским миром. Турция, в силу геополитического фактора и длительной политической традиции активный игрок и на том, и на другом поле.
Пришедшее к власти в 2002 году правительство партии “Справедливости и развития” – не первое исламистское правитель-ство. Всех их предшественники устранялись в результате военных переворотов, либо более мирными средствами.
Тактика нового исламистского правительства отличается от предшествующих, в частности, от правительства Неджметтина Эр-бакана, занимавшего пост премьера в 1996–1997 гг., и отстранен-ного от управления страной вследствие попыток существенно из-менить внутреннюю и внешнюю политику Турции, попыток пере-ориентации преимущественно на мусульманский мир.
Неджметтин Эрбакан вызвал возмущение влиятельных проза-падных кругов Турции демонстративными и приоритетными визи-тами в Иран, Ливию, другие мусульманские страны, наиболее де-монстрировавшие враждебность к Западу, безудержной исламист-ской риторикой. Резкой критике в собственной стране этот политик подвергся за “откровенные предупреждения” среднеазиатским республикам. Он заявил, что вследствие безответственности ряда турецких политиков, эти республики подвергаются опасности быть втянутыми в проамериканскую политику и глобалистские планы США.
Победившая на выборах 3 ноября 2002 года исламистская партия “Справедливости и развития” (“Адалет ве Калкынма”) не смогла сразу же выдвинуть на пост премьера своего лидера Тайипа Эрдогана, который в это время имел непогашенную судимость.
Возглавил правительство его близкий друг и соратник по пар-тии Абдуллах Гюль, который объявил одним из приоритетов внеш-ней политики вступление Турции в ЕС. Он говорил также о необхо-димости активного участия Турции в международной борьбе с тер-роризмом. А. Гюль отметил важность сотрудничества Турции с США, особенно в сфере экономики, инвестиций, науки и технологий. Новый глава правительства выразил намерение сотрудничать с Российской Федерацией, республиками Средней Азии и Кавказа.
Возглавивший правительство в 2003 году Реджеб Тайип Эрдо-ган учел опыт своего предшественника Н. Эрбакана, с которым не-которое время сотрудничал. Первые визиты он нанес не лидерам мусульманских стран, а главам ведущих европейских государств. Т. Эрдоган попытался добиться определения даты принятия Турции в Европейский Союз, чего ему до сих пор не удалось вследствие раскола в ЕС по этому вопросу. Вот его краткая история.
Осенью 1963 года в Анкаре было подписано соглашение об ассоциированном членстве Турции в ЕС. Далее этого подписания и вплоть до 1983 года, т.е. 20 лет дело не шло. Некоторое оживление наступило после того, как в 1983 году турецкие военные вновь пе-редали власть гражданскому правительству.
В апреле 1987 года премьер-министр Тургут Оз подал офици-альную просьбу о приеме Турции в ЕС. Во второй половине 90-х годов в отношениях Турции с Европой обозначились небольшие сдвиги. В декабре 1999 года в Хельсинки Турция получила от Ев-ропейского совета статус кандидата на вступление в ЕС.
В соответствии с требованиями, предъявляемыми ЕС к новым кандидатам, Турция в конце 1999 года приступила к реализации программы широкомасштабных реформ (система особых требова-ний, утвержденных ЕС в 1993 году в Копенгагене в связи с инте-грацией стран Центральной и Восточной Европы). Требования, предложенные Турции касались: отмены смертной казни, усиления гражданского контроля над армией путем реформирования Совета национальной безопасности; прекращения деятельности военных судов, усиления мер, направленных на обеспечение равноправия мужчин и женщин; расширения гражданских свобод, в том числе, свободы слова, ассоциаций и печати; приведения внутреннего за-конодательства в соответствие с европейскими нормами; установ-ления членства международно-правовых документов в сфере прав человека над внутренними законами; реформы гражданского и уголовного кодексов; признания права национальных меньшинств пользоваться собственным языком в сфере образования и СМИ, а также конкурентоспособную в рамках ЕС экономику 1.
В период между октябрем 2001 года и июлем 2004 года Вели-кое национальное собрание Турции дважды вносило в конституцию и приняло восемь “пакетов законодательных инициатив”.
Новый импульс политике реформ был придан после упомяну-той выше победы на выборах исламской партии “Справедливости и развития”.
В октябре 2004 года комиссия ЕС, изучив результаты дея-тельности турецкого руководства за истекший двухлетний период, подготовила доклад “о положительных сдвигах на пути присоеди-нения Турции к ЕС”, а также документ, содержащий рекомендации по проблемам, вызвавшим у комиссии особое беспокойство. Поли-тические рекомендации в основном касались соблюдения основных гражданских прав и свобод Турции. В области экономики комиссия ЕС рекомендовала продолжать политику стабилизации, сокращения бюджетного дисбаланса, обуздание инфляции. Помимо этого было предложено турецкому руководству ускорить процесс приватизации банков и госпредприятий.
Большое внимание в документе ЕС уделялось необходимости скорейшего решения проблемы Северного Кипра. В качестве усло-вия начала переговорного процесса о вступлении Турции в ЕС вы-двигалось требование добиться “прогресса в нормализации двусто-ронних отношений между Турцией и государствами-членами ЕС, включая Республику Кипр” 2.
По этому вопросу есть ряд публикаций И.И. Ивановой и здесь он не рассматривается подробно.
Еще одним условием начала переговорного процесса является признание Турцией факта геноцида армянского народа в последние годы существования Османской империи. Ряд европейских го-сударств уже признал этот факт. 18 июня 1987 года Европарламент признал факт геноцида армян и подтвердил это специальной резолюцией в 2000 году.
Турецкое правительство и научные круги Турции настаивают на более тщательном, всестороннем исследовании исторических документов по этому вопросу. Они напоминают о военных условиях и причинах депортации армянского населения с территорий на которых велись военные действия и о террористических акциях армянских организаций. Сам геноцид, как целенаправленное уничтожение народа, турецкие власти отрицают.
При всем том в ЕС рассчитывают, что переговоры продлятся не менее 10–15 лет.
Одновременно нарастает вал дискуссий о “европейской иден-тичности”, “европейских ценностях” о проблеме границ Европы. Материалы регулярных социологических опросов показывают, что для многих европейцев характерно стабильно отрицательное отно-шение к вхождению Турции в ЕС. Согласно данным одного из оп-росов 2005 года (в основном страны Юго-Восточной Европы), кан-дидатура этой страны вызывает неприятие Турции у 52% опро-шенных и пользуется наименьшей поддержкой по сравнению с другими кандидатами у 35% 3.
Среди государств-членов ЕС наиболее враждебно к кандида-туре Турции относятся жители Австрии (10% – “за”, 80% – “против”), Кипра (16% – “за”, 80% – “против”), Греции (26% – “за”, 70% – “против”), Бенилюкса (против: Бельгия – 61%, Люксембург – 72%, Нидерланды – 53%). Германия, Франция и страны Бенилюкса от-мечают наличие у них больших турецких и курдских общин. Они опасаются их дальнейшего разрастания. Для Греции и Республики Кипр имеют значение территориальные споры. В целом же Европа боится заполучить в качестве члена ЕС мусульманское государство, как источника террористической угрозы.
Более благожелательно к проблеме вхождения Турции в ЕС относятся в Швеции (50% – “за”), Испании (42% – “за”, 33% – “про-тив”), Португалии (43% – “за”, 33% – “против”), Великобритании (45% – “за”, 37% – “против”), Ирландии (38% – “за”, 34% – “против”).
Опросы показывают, что в европейском общественном мнении отсутствует единство по следующим вопросам: принадлежит ли Турция географически и исторически к Европе, возможно ли добиться взаимопонимания между представителями христианской и мусульманской цивилизаций. Последнее обстоятельство дискути-руется наиболее активно, и большинство европейцев придержива-ется мнения, что вхождение Турции в ЕС вызовет “цивилизацион-ный шок”, и что европейские и исламские ценности несовместимы. 54% опрошенных полагают, что культурные различия между стра-нами-членами ЕС и Турцией настолько значительны, что допустить вступление этого государства в ЕС ни в коем случае нельзя (33% думают иначе).
45% европейцев считают, что членство Турции в ЕС не будет способствовать повышению уровня европейской безопасности, так как эта страна граничит с Ираном, Ираком, Сирией, Арменией и Грузией. В случае вступления Турции в ЕС ее границы станут гра-ницами Европейского Союза.
Что касается самой Турции, то проблема ее интеграции в Ев-ропу остается в ряду приоритетных национальных задач. Однако в связи с настроениями, царящими в последнее время в Европе, число сторонников интеграции постепенно снижается (с 73% в начале 2005 года до 68% к середине). У сторонников интеграции надежды связаны с социальными и экономическими результатами такой ин-теграции, так как основная часть населения ждет перемен к луч-шему. Гораздо меньшее значение эти люди придают политическому и культурному аспектам проблемы. Данные опросов, проведенных весной 2005 года показали, что у 43% турецких граждан ЕС ассо-циируется прежде всего с “экономическим процветанием”, у 27% с “социальной” защитой, а еще у 27% – со “свободой передвижения в рамках ЕС”. При этом только 30% ощущают сою принадлежность к Европе 4.
Турция имеет и своих лоббистов. Ее поддерживает Америка, поскольку ей ничем не грозит перспектива вступления в ЕС един-ственного мусульманского союзника по НАТО. С начала 80-х годов XX века интересы Турции лоббируют, посредством представитель-ства национальных профсоюзных, коммерческих и промышленных объединений в таких организациях как Европейская конференция профсоюзов, Европейская ассоциация торговых палат, Союз про-мышленников ЕС.
На политическом фронте правительство Т. Эрдогана исполь-зовало подавляющее парламентское большинство своей партии, чтобы провести ряд важных реформ, включая существенные кон-ституционные поправки. Был утвержден гражданский контроль над армией. Отменены государственные суды безопасности, ре-формируется судебная система. Были предприняты некоторые меры для обеспечения прав человека, правда недостаточно эффективные. Власти отменили смертную казнь. Турецкое правительство разрешило обучение и телевещание на курдском языке.
Жесткая позиция и явное нежелание ЕС ускорить переговоры о членстве Турции в этой организации способствуют росту нацио-нализма в Турции. В условиях роста исламистских настроений членство Турции в ЕС было бы лучшей и возможно единственной гарантией планов Ататюрка обеспечить прозападное развитие страны и постепенное утверждение в не европейских стандартов в политике и экономике.
Весьма нетривиальной оказалась позиция правительства Р. Эрдогана по вопросу о содействии американским войскам в Ираке. Известно, что вопреки мнению турецкого военного коман-дования, в феврале 2003 года меджлис запретил переброску аме-риканских войск в Ирак по территории Турции. США пришлось осуществлять такое перемещение окружным путем, что обходилось гораздо дороже и занимало больше времени. Ставший премьер-министром Реджеб Эрдоган сумел добиться частичной отмены за-прета. США получили возможность переброски войск на север Ирака воздушным путем через Турцию. Таким образом вопреки ожидавшимся антиамериканским и антизападным шагам во внешней политике нового исламистского правительства Турции, оно продемонстрировало способность в маневру, гибкости и ком-промиссу. Правительство Р. Эрдогана, не теряя авторитета и под-держки исламистских кругов, умеет противостоять вызывающе ра-дикальным тенденциям и в меджлисе, и в собственной партии.
Одним из наиболее сложных вопросов как внешней, так и внутренней политики вот уже много десятилетий остается курдский вопрос. После свержения режима Саддама Хуссейна в Ираке в 2003 году в очередной раз обострилась эта пока что неразрешимая проблема.
Еще в 1992 году в результате операции американских войск “Буря в пустыне” иракские курды добились широкой политической и экономической автономии на большей части Иракского Курди-стана. Новая иракская конституция, принятая уже после свержения С. Хуссейна, признала курдскую автономию и курдский язык на ее территории. Это было сделано при содействии США в качестве вознаграждения за помощь курдов коалиционным войскам в борьбе с С. Хуссейном в 2003 году.
Курды являются самой многочисленной нацией, не имеющей своего государства. Сложность этой ситуации состоит в том, что они проживают на территории четырех государств: Турции, Ирана, Ирака и Сирии, хотя и довольно компактно. Большая их часть – около 25 млн. проживает на территории Турции, которая со времен Ататюрка многие десятилетия проводила жесткую политику в от-ношении нацменьшинств.


 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.