Ушаков В.А. Иран-Туркменистан: политика или сотрудничество? E-mail

После распада Советского Союза и образования на его южных окраинах независимых мусульманских республик: Азербайджана, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Туркмении, в этот регион, как в образовавшийся вакуум, устремились как некоторые западные страны, в том числе и США, так особенно восточные, такие, как Иран, Турция, Израиль, Афганистан, Пакистан, Индия, Саудовская Аравия и даже Египет.
Пользуясь тем обстоятельством, что связи упомянутых республик серьезно ослабли с Россией почти во всех сферах политики, экономики, в военной области, а также в области культуры, западные и восточные страны стали прилагать максимум усилий к тому, чтобы распространить в зоне новых республик свое политическое влияние, завязать связи в экономическом и торговом плане, начать военное сотрудничество, и, наконец попытаться распространить свою идеологию и установить культурные связи. Примечательно, что как Запад, так и Восток прежде всего позаботились о том, чтобы навязать республикам Закавказья и Средней Азии свои идеологические взгляды, что происходило нередко в ущерб экономическим и торговым связям, в которых в первую очередь были заинтересованы новые республики.
Так Исламская Республика Иран стремится направить развитие этих республик по исламскому пути, навязать им исламский фундаментализм, конечная цель которого превратить бывшие республики в исламские республики по иранскому образу и подобию. Турецкая Республика стремится привить новым республикам свою модель развития: светского государства, где бы доминировали западные демократические ценности и прежде всего уважение к правам человека. Поэтому между Ираном и Турцией наблюдается довольно сильное соперничество в самых разных областях, в том числе и торгово-экономической. И если Турция ставит своей задачей создать в экономическом пространстве новых республик «общий тюркский рынок» — что-то подобное «общему рынку» в Европе, то Иран в свою очередеь пытается образовать некий «исламский общий рынок», обозначив Каспийское море, как центр такого исламского сотрудничества. Все новые республики Закавказья и Средней Азии вступили в политико-экономическую организацию экономического сотрудничества (ОЭС), куда, кроме того, входят Турция, Иран, Пакистан, Афганистан. Некоторые новые республики были вовлечены в Организацию исламская конференция (ОИК). Все это было сделано с целью закрепления своего влияния в республиках Закавказья и Средней Азии. Со своей стороны, эти республики рассчитывали получить от новых западных и восточных союзников финансовую и экономическую помощь, а также продовольствие и по возможности новую западную технологию для развития своей промышленности.
Уникальное положение среди среднеазиатских республик занимает Туркмения или Туркменистан с его богатейшими запасами нефти и газа, стабильным внутриполитическим положением с его стремлением диверсифицировать свои внешнеполитические связи и добиться таким образом на волне растущего экспорта нефти и газа улучшения своего экономического положения и укрепления политической и экономической независимости.
Прежде всего наиболее тесные связи с Ашхабадом поддерживает Иран. Они осуществляются в области политики, экономики и культуры. В Тегеране это объясняется тем, что там, не в пример другим республикам, сохраняется стабильная обстановка. К началу 1992 г. Иран и Туркмения подписали только в области торговли девять соглашений. В частности, в марте 1992 г. была достигнута договоренность о поставках туда Ираном 211 тонн продовольствия в обмен на 100 тонн хлопка. Тегеран, в частности, поставил Ашхабаду овощи, фрукты, сахар, масло, сухое молоко и другие продукты. Кроме того, в том же 1992 г. в Ашхабад были отгружены большие партии картофеля, яблок и цитрусовых. Бартерная торговля осуществляется через пограничный пункт Люфтабад и Гаудан, где учреждены таможни, через которые жители приграничных районов могут посещать соседние страны и торговать друг с другом. В марте же 1992 г. Иран предоставил Туркмении кредит в 50 млн. долл. для закупок иранских товаров. Тогда же было принято решение создать совместную ирано-туркменскую торговую палату. Все это имеет важное значение для Туркменистана, где еще в начале 1991 г. были введены карточки на муку, сахар и сливочное масло. В Ашхабаде карточки были введены с 1 декабря 1991 г. ввиду ухудшения положения на потребительском рынке. И хотя Иран не в состоянии поставить в Туркмению зерно, муку и сливочное масло, тем не менее даже поставка    фруктов    и   овощей в какой-то степени разрешило продовольственную проблему в Туркмении, где раньше все земли были фактически заняты под посевами хлопка.
Во время визита в ИРИ первой правительственной делегации Туркменистана во главе с президентом республики С. Ниязовым, он заявил: «Мы  кровно  заинтересованы в  активном   и разностороннем    сотрудничестве  с   южным соседом, с которым туркменский народ связывает многое как в прошлом, так и в настоящем. Мы — за серьезное сотрудничество с Ираном в таких областях, как    развитие    транспортно-пограничной     торговли,    совместное строительство плотин  на пограничных реках в области  культуры и науки». В  ответ  президент  ИРИ  А.  А.   Хашеми-Рафсанджани особо подчеркнул, что «Одним из принципов конституции Ирана является придание  приоритета  развитию  отношений с  исламскими соседями, в число которых входит и Туркмения». А на встрече с вице-президентом Сирии А. X. Асадом в январе 1992 г. Раф-санджани подчеркнул, что «начало прямого сотрудничества ИРИ с республиками Средней Азии и Закавказья  явится поворотным пунктом  в  процессе    развития    регионального  сотрудничества в целом», и что оно «будет    укрепляться и развиваться с каждым годом на  благо всей исламской   общины».  Следует   однако отметить, что успехи  в установлении торговых  и политических  отношений между Тегераном и Ашхабадом вовсе не означают, что Туркмения  согласна    пойти    иранским   путем развития,   то  есть разрешить свободно действовать  у  себя исламским  фундаменталистам и стать теократической республикой по иранскому образцу. Напротив, Ашхабад прямо   заявил, что он будет развиваться по турецкой модели или светскому пути. Это произошло в связи с тем, что туркменский  народ    в    отличие от мусульман других стран не так религиозен, умерен в своих религиозных порывах и терпимо относится к другим религиям. Так по крайней мере утверждает   нынешнее   руководство   Туркмении.    Важное  значение имело и то обстоятельство, что сам Ниязов до  недавнего времени был во главе коммунистического Туркменистана, который подавлял    все    религиозные организации и их отдельных наиболее активных лидеров. Поэтому в Туркмении отвергли на правительственном уровне агрессивную    и    фанатичную  идеологию исламских фудаменталистов,   а   их  отдельных  представителей  заставили уйти в подполье или выехать из республики к глубокому сожалению   Исламского   Ирана.   Крупным   объектом   сотрудничества стало строительство железной дороги Ашхабад — Мешхед и далее через Иран до берегов Персидского залива  — порта  Бен-дер  Аббас.  Это  даст возможность достичь  вод Залива  для  республики, которая  не имеет выхода    к    морю. Иранская сторона согласилась с просьбой  Туркмении  активно сотрудничать  в  сооружении объектов и о совместных капиталовложениях для прокладки:; 140-километровой железнодорожной ветки на трассе Тед-жен-Серахс, которая свяжет Туркменистан с Ираном. Она даст возможность среднеазиатскому региону, Казахстану и России кратчайшим путем выходить на Пакистан, Индию, Персидский залив. Будет осуществлено сооружение двух международных мостов. Один из них уже практически соединил Западную Европу через Казахстан с железными дорогами Китая. Другой — пересечет Азию от Стамбула до Пекина, пройдет по территории Турции, Ирана, Туркменистана и других среднеазиатских республик.. Значение рельсового пути между Западной Европой и Юго-Восточной Азией, открывающего новые, прежде всего торговые пути, сознают и в Иране.
Новый путь через Азию будет иметь громадное значение для развития международных политических и культурных связей. Не случайно, что по этим территориям когда-то в древности проходил Великий шелковый путь из Японии и Китая в страны Европы и шла оживленная торговля. И транспортники решили воспользоваться опытом предков, водивших многочисленные караваны по этому идеальному, с точки зрения рельефа местности, пути. Специалисты подсчитали: потенциальная «стартовая» загрузка трансазиатской магистрали транзитными потоками составит по меньшей мере 8—12 миллионов тонн в год. Кроме того, практически на всем ее протяжении потребуется развитие местных дальних и внутренних, а также международных трасс, создание новых городов и поселков. Это даст стимул к развитию в экономическом плане всего региона, где пролягут рельсы нового пути и там, где раньше лежали лишь караванные тропы, закипит новая бурная жизнь. Это также преобразит провинцию Хорасан и более того — весь северо-восточный регион Ирана.
Темпы работы туркменских строителей вполне удовлетворительны: пройдены первые десятки километров пути, в дело вступили подразделения мостостроителей. Планировалось, что к началу 1994 г. на тепловозе можно уже будет доехать до границы с Ираном. Одновременно начнутся работы по сооружению железной дороги на иранской стороне от Мешхеда до Персидского залива. Это откроет, как полагают иранцы, новые возможности для того, чтобы обменяться торговой продукцией двух стран, к русским товарам привыкли в Иране, а в России вошло в обиход получать импортные товары из Ирана. Этим путем могут воспользоваться княжества Залива для транзита своих товаров в Другие страны мира.
Другим важным компонентом ирано-туркменского сотрудничества являются мероприятия по транспортировке туркменской нефти и природного    газа    через территорию Турции в Западную Европу. В феврале 1992 г. министр нефти Ирана Гулям Реза Ага-заде подписал с Туркменией соглашение по нефти, а в апреле 1992 г. было подписано межправительственное соглашение о транзите туркменского газа через Иран в Турцию и далее в Европу.
Туркмения стремится с помощью своего газопровода внедриться в мировые экономические структуры. Пока что она пытается создать международный консорциум по строительству газопровода. Объявлен конкурс, и тому, кто предложит лучшие условия и дешевле спроектирует газовую трассу, будет и отдано предпочтение. И сразу же вслед за этим — стройка. Запустить газопровод планировалось в 1994 году.
На первых порах нашелся и спонсор. Во время визита в Саудовскую Аравию президент Ниязов, прибывший туда для хаджа в Мекку, имел встречу с королем Фахдом, которому он передал пакет предложений по экономическому и торговому сотрудничеству двух стран. Король Фахд благожелательно рассмотрел эти предложения и заявил, что готов оказать поддержку в развитии экономики Туркменистана. Ожидается, что в Ашхабад прибудут представители деловых кругов Саудовской Аравии, которые займутся подготовкой технико-экономических обоснований для ряда проектов, после чего будут определены условия вложения капиталов и для участия каждой из сторон.
В ноябре 1992 г. Президент Ниязов и премьер-министр Турции С. Демирель подписали соглашение принципиального характера о строительстве газопровода для транспортировки туркменского газа в Турцию и последующей доставки его в Западную Европу. Это соглашение было подписано во время совещания глав государств и правительств тюркоязычных стран, которое проходило в Анкаре — столице Турции. Этот крупный экономический проект будет подвергнут уточнениям после определения трассы первого этапа газопровода от Советабада в Туркмении до турецкой границы. Работы будут вести турецкие и американские компании. Примерно рассчитали, что проект будет стоить около пяти миллиардов долларов, а само строительство закончится в 1996 году. Туркмения производит 85 млрд. куб. м газа в год, из которых около 50 млрд. идет на экспорт. Турция еще в апреле подписала аналогичные протоколы с Узбекистаном и Казахстаном, излишки природного газа которых будут направляться в Туркмению для перекачки его в Турцию 8.
Однако выполнение этого проекта стало затягиваться. И когда Ниязов был в США, он попытался привлечь американский капитал к перекачке газа в Европу. Это обращение не случайно. США оказывает давление на  компании,  ибо газопровод должен по идее пройти через территорию недружественного Америке государства — Ирана, а этого Вашингтон не хочет допустить. Ясно также и то, что в настоящее время только лишь японские, немецкие и американские финансовые структуры способны «потянуть» такой проект, оцениваемый на Западе в, 4,5 млрд. долл, Япония и Германия нынуждены заниматься проблемами внутренних ивестиций и им не хватает средств для внешних вкладов, в том числе и на газопровод Туркмения — Западная Европа, хотя всем известно, что это прибыльное дело. Остаются американские компании, которые однако не отважатся действовать вопреки политическим интересам США в западно-азиатском регионе. Отсюда и их жесткий подход ко всем инициативам по этой проблеме, вытекающий из негативного отношения к Ирану. Учитывая политическую подоплеку экономического проекта, Ниязову, видимо, будет предложено внимательнее отнестись к другим вариантам строительства трассы газопровода, например, через закавказские республики бывшего Советского Союза. Но там сейчас идет война между Азербайджаном и Арменией и ей не видно конца. Поэтому так и не ясно, как в таких условиях поступить Ашхабаду и где ему, во-первых, найти нужные для строительства газопровода средства, а во-вторых, где провести трассу газопровода.
Таким образом, проблема строительства газопровода зашла в тупик. Некоторые заинтересованные американские компании с надеждой ждали результатов визита С. Ниязова в Вашингтон, где он встречался с генералом Хейгом и другими высокопоставленными американскими должностными лицами. Но как стало известно, собственные трудности, в том числе и финансового порядка помешали США благожелательно подойти к проблемам Туркмении и сооружению газопровода в частности.
В январе 1993 г. в Ашхабаде министры внутренних дел Туркмении и Ирана подписали протокол о двустороннем сотрудничестве правоохранительных органов двух стран. В ходе переговоров два министра обсудили проблемы борьбы с преступностью, в частности,  об общих  мерах против  международного  наркобизнеса.
Хотя в среднеазиатском регионе и проводится ежегодная операция «Мак»», в рамках которой МВД двух стран пытаются нанести сокрушительный удар по наркобизнесу, но остается еще одна проблема — контрабанда наркотиков в Туркмению из-за рубежа. До сих пор продолжает действовать «зеленый треугольник» — контрабандная тропа на стыке трех границ: Туркмении, Ирана и Афганистана. Именно этой тропой из Афганистана наркотики поступают на туркменскую территорию. Оттуда они идут в Иран, где они много дороже и их легче переправить в Европу и США. Тропа действует, хотя Иран тоже жестко определил свое отношение к наркобизнесу — за принадлежность к нему в ИРИ грозит смертная казнь. Но фантастические доходы от продажи наркотиков      выше страха смерти и их контрабанда продолжается Есть слабая надежда на то, что о подписанием упомянутого протокола о сотрудничестве против наркомафии Ирана и Туркмении «черному бизнесу» в этом регионе будет положен
конец.
Итоги политического и особенно торгово-экономического сотрудничества были подведены на 1-й сессии ирано-туркменской экономической комиссии, которая состоялась 14—15 апреля 1993 г. в Тегеране. По итогам сессии был подписан меморандум о взаимопонимании в вопросах экономического, торгового и промышленного сотрудничества. Главными вопросами, обсуждавшимися на комиссии, были строительство железной дороги Мешхед — Серахс — Теджен и сооружение на иранской территории газопровода для экспорта туркменского газа в Европу, Тегеран и Ашхабад заинтересованы в реализации обоих проектов, но проблема в том, что нет достаточных средств для их реализации и существует неурегулированность некоторых других вопросов. Иран особо заинтересован в сооружении железной дороги, ибо в настоящее время железнодорожный путь через Кавказ закрыт из-за войны между Баку и Ереваном, а Тегерану нужен выход вЕвропу и на Дальний Восток. Что же касается Туркмении, то она заинтересована прежде всего в сооружении газопровода, ибо газ является главным предметом экспорта страны и его не вывезешь по железной дороге.
В целом итоги 1-й сессии экономической комиссии подтвердили намерение двух стран продолжать сотрудничество в самых различных областях. Это одинаково важно для обеих сторон. Для Ирана Туркменистан является своего рода «отдушиной,» — республикой, наиболее дружественно относящейся к ИРИ, из всех государств Центральной Азии и Закавказья, так как остальные либо негативно относятся к исламской форме правления, либо подпадают под сильное влияние Анкары, либо просто не видят выгоды в сотрудничестве с Ираном. Поэтому Тегеран никогда не критиковал Ашхабад, что он нередко делал в отношении других мусульманских республик этого региона.
Хотя Туркменистан и заявил о своем стремлении следовать турецкой модели развития и отверг исламскую концепцию Ирана, тем не менее Ашхабад имеет намного меньше связей и контактов с Турцией, чем с Ираном. Помимо строительства туркменского газопровода турецкие фирмы привлечены к сооружению нового международного аэропорта в Ашхабаде. Эти же фирмы строят сейчас турецкое  посольство  в Москве,  соорудили  великолепное здание авиакомпании в Стамбуле и принимали участие в строительстве моста через Босфор.
Строящийся аэровокзал по пропускной способности рассчитан на 1800 пассажиров в час. Для сравнения ныне действующий пропускает в час всего лишь 150—170 пассажиров, хотя тоже считается международным. Новый аэропорт должен быть сдан по условиям контракта к октябрю 1994 года и тогда нынешний будет обслуживать только местные линии.
Турция оказывает Туркмении помощь в подготовке туркменских полицейских и офицеров для национальной армии. Так, на уровне министров внутренних дел двух стран достигнута договоренность о подготовке кадров для правоохранительных органов Туркменистана на базе полицейской академии в Турции. По этой договоренности в Анкару на учебу выехали в июле 1992 г. первые десять курсантов Ашхабадской высшей школы милиции. Затем там же пройдут стажировку и преподаватели этой школы. На встрече министра внутренних дел Турции И. Сезгина с президентом Туркменистана С. Ниязовым и министром внутренних дел республики С. Чарыевым решено объединить усилия двух ведомств в борьбе с терроризмом и распространением наркотиков.
По межправительственной договоренности первые 30 юношей из Туркмении вылетели в сентябре 1992 г. в Анкару для обучения в турецком военном училище, готовящем офицеров для наземных родов войск. Программа обучения в училище рассчитана на 5 лет, включая 4-летний период общего обучения и годичную специализацию. Все расходы на учебу и пребывание курсантов из Туркмении в Анкаре взяла на себя турецкая сторона.
В Туркмении ярко проявилось соперничество между Турцией и Ираном. Так, Турция открыла в Ашхабаде магазин. Вслед за ней свой магазин открыл и Иран. Тегеран открыл в Ашхабаде филиал своего банка «Садерат» и выделил кредит в 50 млн. долл. на закупку своих товаров. Турция тоже выделила кредит в 75 млн. долл. для поощрения создания на местах филиалов своих предприятий. В целом же на январь 1992 г. Турция предоставила кредиты и займы бывшим советским республикам Закавказья и Центральной Азии в размере 1 млрд. долл.
Определенные связи поддерживались Туркменистаном и с Саудовской Аравией. Так, в марте — апреле 1992 г. король Саудовской Аравии Фахд пригласил к себе президента Туркмении С. Ния-зова во главе правительственной делегации. Король Фахд сделал это в знак уважения к Туркменистану, к народу этой республики и ее руководству. Ибо все, что делается в последней Декаде священного  месяца    рамазана    согласно   мусульманским


традициям, несет святое плодотворное начало. Как правило, в мусульманских странах в эти дни никто к себе в гости не приглашает, даже для подписания каких-либо договоров, заключения контрактов, сделок. Фахд нарушил эту традицию, сделав это в знак особого признания страны, являющейся по его мнению «примером мощной опоры спокойствия и стабильности в регионе, служению миру во всем мире...».
В Туркмении сознают, что Саудовская Аравия •— одно из богатейших государств мира. Располагая практически идентичными с Туркменией природными ресурсами, эта страна накопила огромный опыт в использовании их в области топливно-энергетической промышленности и сельского хозяйства.
Перед отлетом в Эр-Рияд президент Ниязов подчеркнул, что «имеется очень многое, что нас объединяет — исторические корни, религия, обычаи и традиции». Поэтому туркменская сторона с удовлетворением приняла приглашение короля Фахда посетить королевство в дни празднования окончания месяца священного рамазана. В конце он выразил уверенность в том, что сотрудничество с Саудовской Аравией может многое дать развитию экономики Туркмении и прежде всего в использовании питьевой воды, устройства канализации, освоении и повышении урожайности  зерновых  культур, топливно-энергетических   ресурсов.
Что касается культурных связей с Туркменией, то Иран и Саудовская Аравия стремились поддерживать их в основном по линии религиозных связей и отношений. Тегеран и Эр-Рияд направляли в Туркмению религиозную литературу, в том числе и Коран, учебники на персидском и арабском языках и оказывали помощь в открытии духовных училищ и медресе. Туркменистан отказался принять арабский шрифт и это оказалось сдерживающим фактором в деле оказания помощи Ираном, зато воодушевило Турцию, которая не упустила случая, чтобы продемонстрировать преимущества своей системы просвещения. Кроме того, Саудовская Аравия оказала помощь материального характера туркменским паломникам при посещении ими Мекки и Медины — то есть в организации хаджа в святые места.
В последующие годы влияние Ирана в Туркменистане значительно выросло. Тегеран, в частности, стал закупать туркменскую нефть за валюту, а также скупил на корню в 1994 году весь урожай хлопка в Туркменистане. Несомненно, что делалось все это, исходя из чисто политических решений и торгово-экономических соображений. Это носит временный конъюнктурный характер и это хорошо понималось в Ашхабаде. Хорошо понимают и то, что Иран, у которого налицо свои экономические трудности и внешний долг в 30 млрд. долл., не сможет оказать Туркменистану нужной ему финансовой помощи. Как не может поставить новые технологии, ибо сам черпает их где только возможно, в том числе и в России. В связи с этим под большим вопросом возможности строительства нефте- и газопровода через Иран и Турцию в Европу, а также — строительство железной дороги к водам Персидского залива.
В связи с этим в Ашхабаде зреет недовольство политикой Ирана, который в последние три года ,не построил в Туркменистане ни одного сколько-нибудь серьезного объекта, да и по объему товарооборота он только замыкает десятку ведущих партнеров. Поэтому Туркмения обратилась за помощью к Германии, Великобритании, представители которых посетили Ашхабад з целях установления деловых контактов.
Однако и Германия и Англия слишком далеко расположены, чтобы проявлять глубокий интерес к. развитию своих связей с Туркменистаном. И в сложившейся обстановке Ашхабаду уместно вспомнить о России, с которой его до сих пор связывают видимые и невидимые связи, как экономического, так и культурного порядка. И сейчас, когда в пределах СНГ растут тенденции к реинтеграции, происходит постепенное экономическое сближение во многих сферах, например таможенный союз между Россией, Белоруссией и Казахстаном, видимо наступает пора и для Ашхабада пересмотреть приоритеты своей внешней политики в пользу восстановления равноправных и взаимовыгодных отношений с Россией.

 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.