Багдасаров С.Б. Основные направления внешней политики восточных республик СНГ и интересы Турции и Ирана в этом регионе. E-mail
Распад Советского Союза обусловил образование суверенных республик — самостоятельных субъектов международных экономических и политических отношений. Однако этот процесс столкнулся со многими социально-политическими и экономическими проблемами. В этом аспекте восточные республики СНГ не являются исключением.
Во внешней политике восточных республик СНГ прослеживаются два основных направления. Это международная деятельность за пределами постсоветского пространства и политико-экономическая деятельность в рамках СНГ. Как свидетельствуют факты, первое направление было приоритетным на начальном этапе — с момента распада Советского Союза до середины 1992 г. В этот период, характеризующийся центробежными тенденциями, указанные республики, охваченные эйфорией суверенитета, основное внимание во внешней политике уделяли США и другим странам Запада главным образом с целью получения финансово-экономической помощи, а также поддержки в принятии их в международные организации, в том числе в ООН, МВФ, СБСЕ. Одновременно с этим Центральноазиатские республики и Азербайджан стали активно искать пути сближения с мусульманскими странами Ближнего и Среднего Востока, прежде всего с Турцией и Ираном. Этому в значительной степени способствовали такие основные факторы, как географическая близость, историко-культурная и религиозно-этническая общность.
Особенно рельефно стали проявляться элементы сближения тюркоязычных республик СНГ с Турцией. Это обусловливалось тем, что Турция — страна с редким для мусульманского мира сочетанием ислама и светского государства; она располагает достаточно развитым народнохозяйственным комплексом, интегрированным в мировую рыночную экономику. Все это усилило тенденцию в указанных республиках к принятию турецкой модели за эталон государственного устройства. Характерно в этом отношении высказывание бывшего премьер-министра Кыргызстана Г. Чингишева: «Несомненно в мире есть страны гораздо более передовые, чем Турция. Однако опыт этих стран для нас весьма далек. Турецкий и кыргызский народы близки по своему образу мыслей. У нас одна история, язык, религия. Модель экономического развития Турции также очень нам подходит». Аналогичный подход к этой проблеме характерен и для других лидеров тюрко-язычных республик СНГ. Уже осенью 1991 г. состоялись визиты в Анкару президентов Казахстана, Туркменистана, Узбекистана, Кыргызстана, а затем и Азербайджана, в результате которых была подписана серия соглашений в сфере политики, экономики, торговли, коммуникаций и подготовки кадров.
Турция, в свою очередь, стала проявлять значительный интерес к политико-экономическому сближению с республиками Центральной Азии и Азербайджаном. На рубеже 1991 —1992 г. Турция взяла энергичный старт в развитии прямых связей с этими республиками. Она была одной из первых стран, установивших с ними дипломатические отношения. Все это сопровождалось широким обменом делегаций — специалистов в области политики, экономики и культуры. Процесс активизации Турции в этой сфере можно в значительной степени объяснить наметившейся тенденцией во внешней политике этой страны к реанимации пантюркистской доктрины начала века, приспособленной к новым условиям. Небезынтересно отметить, что в его первой официальной поездке по пяти республикам Центральной Азии и Азербайджану, состоявшейся в начале 1992 г., президента Турции сопровождал генеральный председатель. Партии националистического движения (ПНР), проповедующий пантюркизм.
Анкара, опираясь в основном на постулаты пантюркистской доктрины, стала активно использовать последствия распада Советского Союза и образовавшийся в связи с этим политико-экономический вакуум на постсоветском пространстве в Центральной Азии и Закавказье в интересах реализации своих геополитических интересов в этом регионе. Подтверждением этого является заявление президента Турции С.Демиреля на экономическом форуме в Стамбуле в июне 1992 г. о том, что его страна ставит своей Целью быть лидером в деле развития межрегиональных экономических связей и готова взять на себя посредничество по включению в мирохозяйственную систему Центральноазиатских и закавказских республик.
Помимо этой посреднической роли Анкара преследует и другую немаловажную цель. Она связана со стремлением турецкого руководства максимально использовать   открывшуюся   выгодную  для страны политико-экономическую ситуацию с возникновением вблизи ее границ новых государств для решения собственных проблем, связанных, в том числе с поиском рынков и сфер приложения капитала. Перспективы непосредственного выхода на емкие рынки Центральной Азии и Закавказья придали новый импульс турецкому бизнесу как в сфере экспорта, так и подрядных работ строительных компаний, а также предпринимательской деятельности национальных фирм и компаний в этом регионе. Так только за шесть месяцев 1993 г. в экономику указанных республик турецкие инвесторы вложили свыше 11 млн. долл., или более 60% общей суммы зарубежных инвестиций. В интересах дальнейшего развития экономических связей Турция имеет ряд межправительственных соглашений с республиками Центральной Азии и Азербайджаном, в том числе о создании межгосударственного «Союза организаций по развитию мелкой и средней промышленности», а также трубопроводной инфраструктуры.
Как свидетельствуют факты, в ходе экономического сотрудничества особенно с восточными нефтедобывающими республиками СНГ Турция преследует далеко идущие цели конкурентного характера по отношению к России и Ирану прежде всего в сфере строительства нефте- и газопроводов для транспортировки энергетического сырья. Более того, в ходе сотрудничества Анкара преследует также цель — укрепить свои политические и экономические позиции в этих республиках. Именно в связи с этим Анкара противопоставила свой проект нефтепровода с терминалами на ее Средиземноморском побережье иранскому проекту выхода этих коммуникаций в Персидский залив и российскому проекту транспортировки нефти из республик Центральной Азии и Закавказья через Новороссийск и болгарский порт Бургас в средиземноморский порт Александрополис (Греция). Турция с целью более жесткой привязки нефтедобывающих республик СНГ к своему проекту и блокирования инициатив России по этой проблеме преднамеренно разыграла карту черноморских проливов (Босфор и Дарданеллы), односторонне ужесточив регламент прохода российских нефтетанкеров, ссылаясь на причины экологического характера, с целью оттолкнуть указанные республики от проекта Москвы. Во всем этом Турция находит откровенную поддержку со стороны США и Великобритании.
Помимо политико-экономических связей Турция активно развивает и военно-политическое сотрудничество с тюркоязычными республиками СНГ. Особенно развиты контакты в этой сфере с Азербайджаном, которому, помимо всего прочего, оказывается военная помощь как оружием, так и в подготовке военных кадров, стажировке сотрудников спецслужб в Полицейской академии страны. Обучение в военно-учебных заведениях проводится при тесной увязке с концепцией НАТО. Турция в средствах массовой информации пристрастно отражает события вокруг азербайджано-армянского конфликта по Нагорному Карабаху, активно поддерживая азербайджанскую сторону. Более того, в периоды наибольшего обострения ситуации в Карабахе правительство бывшего президента Озала недвусмысленно высказывалось за отправку турецких войск на помощь азербайджанской армии. Турция продолжает поддерживать абхазскую сторону в конфликте с Грузией. На стороне абхазцев в военных действиях принимали участие турецкие добровольцы. Факты свидетельствуют о прямой и косвенной причастности турецких властей к действиям чеченских сепаратистов.
Немаловажное место во внешней политике Турции отводится развитию сотрудничества с тюркоязычными республиками СНГ в области культуры. При этом особое внимание уделяется религиозным контактам на базе ислама, призванного в ходе формирования культурного и духовного единства выступить в качестве эффективного фактора. В связи с этим строятся мечети, создаются и содержатся на безвозмездной основе мусульманские культурные центры. Так, в Азербайджане была создана религиозная исламская организация «Боз гурд» аналогичная «Серым волкам» турецкой Партии националистического движения с пантюркистской идеологией. По инициативе Анкары и под ее эгидой создан Евразийский совет по телевидению, в который вошли тюркоязычные республики СНГ. Главная задача Совета — создание общетюркского телевидения и радиовещания как мощного средства пропаганды идеи единения тюркоязычного мира.
США всемерно поощряют и координируют посредническую роль Турции по отношению к тюркоязычным республикам СНГ и развитие политико-экономических и культурных связей Анкары с ними. Так, по мнению Вашингтона, в связи с окончанием «холодной войны» отношения, которые базировались в основном на роли Турции в регионе как южного фланга НАТО, должны постепенно трансформироваться в признание Анкары как геополитического и экономического моста, соединяющего Западный и Евроазиатский миры, как важнейшего центра силы и притяжения в этом регионе, как противовес исламской фундаменталистской политике Ирана в ближнем и дальнем зарубежье. Такая роль выгодна Турции, так как она усиливает ее доминирующую роль в восточных республиках СНГ. Более того в официальных кругах США и НАТО Турция рассматривается как форпост Запада в Центральной Азии и Закавказье, как средство продвижения нужной Западу модели политико-экономического развития. Именно в связи с этим США и Европейское сообщество предусмотрели ряд дополнительных льгот.'Турции, в том числе повышение экономических дотаций. Иран, в свою очередь, также претендует на лидерство в постсоветском политико-экономическом пространстве Центральной Азии и Закавказья. С этой целью Тегеран реанимировал Организацию экономического сотрудничества (ОЭС), втянув в ее состав Центральноазиатские республики СНГ и Азербайджан. Иранское руководство активизировало двусторонние экономические и культурные связи по существу со всеми восточными республиками СНГ, развернуло миротворческую деятельность в азербайджано-армянском конфликте по Нагорному Карабаху.
Под эгидой Ирана создана Организация экономического сотрудничества прикаспийских государств (Россия, Иран, Туркменистан, Казахстан, Азербайджан) в противовес созданной Турцией аналогичной Организации стран Черноморского региона (Россия, Турция, Болгария, Румыния, Грузия, Армения, Азербайджан). В ходе развития экономических связей с сопредельными восточными республиками СНГ Тегеран особое место отводит развитию транспортной инфраструктуры. При этом преследуется цель создания единой сети железнодорожного, автомагистрального и трубопроводного транспорта Ирана и соседних восточных республик с выходом в Персидский залив, что в перспективе сулит Тегерану большие политико-экономические выгоды. Иран добился участия в международном консорциуме по разработке нефтяных месторождений Азербайджана в акватории Каспийского моря.
Тегеран по сравнению с Турцией занимает диаметрально противоположные позиции в азербайджано-армянском конфликте по Нагорному Карабаху. Иран активно выступает за решение карабахской проблемы мирными средствами. Этим самым Тегеран, помимо всего прочего, преследует цель предотвратить возможность эскалации армяно-азербайджанского конфликта на территорию страны.
Иранское руководство в ходе реализации политико-экономических планов в отношении мусульманских республик СНГ так же, как и Турция, прямо или косвенно выступает как источник религиозной подпитки в частности исламского экстремизма с возможным последующим выходом на регионы компактного проживания мусульман в России. Активизация деятельности Тегерана в этой сфере вызвана в основном необходимостью противостоять распространению идей пантюркизма в этом регионе. Официальные представители Тегерана в своих выступлениях в той или иной форме проводят мысль о том, что идея экспорта исламской революции не снята с повестки дня.
Эйфория начала 90-х годов в отношении возможности формирования Турцией общетюркского и Ираном общеисламского пространства на базе политико-экономической и культурной интеграции с мусульманскими республиками СНГ оказалась преждевременной. Намерения Турции и Ирана, видимо, превышали возможности, а позиция самих восточных республик СНГ в отношении интеграции приобрела сдерживающий характер. Сегодня политико-экономические отношения этих республик имеют тенденцию к развитию преимущественно на двусторонней нежели на региональной, общетюркской или общеисламской основе и восточные республики СНГ все больше проявляют склонность к выходу на международную политико-экономическую арену самостоятельно, а не под эгидой Турции или Ирана. Более того, восточные республики СНГ все более стали ощущать себя составной частью общероссийского политико-экономического пространства, с которым они накрепко связаны. Не получилось и политического сближения с Анкарой в результате установившихся взаимных прямых политических контактов. В отличие от Азербайджана, тюркоязычные республики не пошли на оформление какого-либо политического союза с Анкарой. Они не приняли предложенное Анкарой совместное заявление в поддержку Азербайджана против Армении.
В ходе проведения экономической реформы восточные республики СНГ столкнулись со многими проблемами. Суть дела в том, что западные страны и международные финансовые организации оказались неготовыми предоставить этим республикам крупные кредиты. Не проявили особой щедрости в оказании финансовой помощи и ближайшие азиатские соседи — Турция и Иран, действовавшие в основном в своих прагматических интересах. В связи с обострившимся финансово-экономическим положением в восточных республиках СНГ усилилась тенденция к наращиванию процесса распродажи иностранным инвесторам крупных промышленных объектов. В этом плане особо выделяется Казахстан, где иностранный капитал стал полноправным владельцем таких жизненно важных промышленных объектов, как Экибазстунская ГРЭС-1 (американская компания «АЕС»), Ермаковская электростанция (японская компания «Джапан хром корп.»), Карагандинский металлургический комбинат (американская фирма «Испат Интернэшнл»), Васильковское золоторудное месторождение (финансово-промышленная группа — Канада, Англия, Голландия), Чимкентский свинцовый завод (австралийская компания), Зырьяновский свинцовый и Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат (фирма «Ридер инвест»), Бакырчинское месторождение золота (английская компания «Бакырчик голд», индокитайская компания «Индочайна голдфилдс»), Балхашмед перешла под конт-роль западной компании, основные месторождения хрома подпали подконтроль турецких компаний и т. д.
В этих условиях в практической деятельности руководства Центральноазиатских и Закавказских республик СНГ заметно активизировалась тенденция   к   формированию   второго   этапа их внешнеполитического курса. Он характерен наращиванием теперь уже центростремительных сил по отношению к России. В апреле 1992 г. лидеры республик собрались в Бешкеке с целью создать региональный политико-экономический союз. Были выработаны принципы взаимоотношений, разработаны планы по координации действий в области обеспечения безопасности. Однако, к сожалению, встреча показала, что узконациональные интересы каждой из республик превалирует над идеями взаимовыгодного политико-экономического сотрудничества в рамках СНГ.
Новый шаг на пути объединения усилий теперь уже Центральноазиатскими республиками в рамках единой политико-экономической системы был сделан в Ташкенте в конце 1992 г. Это во многом было обусловлено осложнением военно-политической обстановки в указанном регионе в связи с эскалацией гражданской войны в Таджикистане и активизацией исламских экстремистских сил из Афганистана, что показало реальную опасность политической разобщенности этих республик в условиях появления внутренних и внешних источников нестабильности. Сам факт достижения договоренности между указанными республиками в координации их политико-экономической деятельности свидетельствует об устойчивой тенденции к их интеграции. Эта тенденция, как свидетельствуют факты, не противоречит интересам СНГ, лояльность к которому остается незыблемой. В январе 1994 г. в Нукусе на форуме этих республик подписан договор о создании единого экономического пространства между Казахстаном и Узбекистаном, к которому позднее присоединился Кыргызстан. Договор должен положить начало формированию экономического союза Центральноазиатских республик.
Однако восточные республики все больше внимания уделяют развитию всестороннего сотрудничества с Россией. Между Москвой и этими республиками подписаны двусторонние соглашения о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, охватывающие в том числе вопросы развития научно-технических, культурных, экономических и иных связей. Что касается экономических связей, то это большей частью торговый обмен и финансовая помощь со стороны России. Так Россия осуществила реструктуризацию долгов республик СНГ. При этом учитывалось экономическое положение каждой республики в отдельности. К примеру, Россия пролонгировала погашение долгов Киргизией, Грузией, Таджикистаном, установив им индивидуальные сроки погашения кредитов и льготный уровень ставки. Между Москвой и республиками СНГ продолжаются усилия по кооперированию в финансовой области. В связи с этим достигнуто соглашение о создании объединенного министерства финансов Армении, России, Грузии, Казахстана, Таджикистана, Украины. Прослеживается существенное сближение Азербайджана с Россией по поводу транспортировки азербайджанской нефти по «северному маршруту» Баку — Новороссийск, а также по другим экономическим проблемам, что нашло отражение в подписанном в начале января 1997 г. российско-азербайджанском экономическом соглашении.
Интеграционный процесс России и восточных республик СНГ наиболее рельефно наблюдается в военной сфере. Так, в соответствии с достигнутыми в 1995—1996 гг. российско-армянским и российско-грузинским соглашениями на территории этих республик размещены военные базы России. Организована совместная с Россией охрана государственных границ этих республик. Ведутся работы по формированию коалиционной группировки войск Армении и России в Закавказье. В Грузии размещен дополнительный контингент российских войск; закреплен ранее оговоренный 25-летний срок пребывания военнослужащих России на территории Грузии. Сложнее дело обстоит в этой области с Азербайджаном. Туркменистан, в свою очередь, переложил ответственность за охрану воздушных границ на Россию.
Активизируется также процесс военной интеграции Центральноазиатских республик с Россией. На состоявшемся в октябре 1996 г. саммите руководителями России. Казахстана, Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана была подписана совместная декларация, касающаяся проблем безопасности. В ней подчеркивается, что любые возможные действия со стороны Афганистана, подрывающие стабильность в этом регионе, будут расцениваться как: угроза их общим интересам и на основании статьи IV Договора о коллективной безопасности, подписанного 15 мая 1992 г., получат адекватный ответ. Вслед за этим в том же году в Душанбе состоялось очередное заседание Совета министров обороны СНГ, которое убедительно подтвердило стремление республик к дальнейшей интеграции в решении оборонных вопросов. Было заявлено о стремлении к дальнейшему всестороннему углублению, расширению и совершенствованию военно-интеграционного сотрудничества в рамках СНГ, в основном сформулирована нормативная база сотрудничества республик в военной области. Предприняты конкретные шаги по формированию системы и подсистем региональной безопасности. Нашло подтверждение мнение о необходимости создания объединенной системы противовоздушной обороны (ПВО) СНГ и обеспечения ее функционирования. Подразделения ПВО России, Казахстана и Белоруссии в 1996 г. продолжали несение совместного боевого дежурства. В скором времени предполагается присоединение к ним Армении и Грузии. Как свидетельствуют факты, процесс развития интеграции в военной области может динамично развиваться только тогда, когда каждая республика сама почувствует в этом    необходимость, когда будет политическая воля руководства по обеспечению коллективно принятых решений. Это в равной степени относится и к проблеме экономической интеграции республик СНГ.
Проблемам развития стратегического партнерства и военно-политической интеграции стран—участниц СНГ была посвящена международная научно-практическая конференция, состоявшаяся в конце декабря 1996 г. в Штабе по координации военного сотрудничества СНГ. По материалам конференции были выработаны конкретные предложения главам государств и правительств СНГ по проблемам военной интеграции.
В последнее время интеграция республик СНГ в области военной безопасности стала выходить и за пределы ближнего зарубежья. Свидетельством этого является подписанное 25 апреля 1996 г. между Россией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, с одной стороны, и Китаем, — с другой, коллективное соглашение об укреплении доверия в военной области. В нем содержатся положения о непривлечении силы или угрозы силой в отношении друг друга, об отказе от получения одностороннего военного превосходства и вступления в военно-политические союзы, направленные друг против друга, а также о неиспользовании для нападения войск, дислоцированных в районе границы.
Итак развитие интеграционного процесса Центральноазиатских республик и Закавказья прежде всего в экономической сфере идет крайне неравномерно и порою противоречиво. Это обусловливается во многом разными подходами к этой проблеме лидеров указанных республик, характером режимов, различными социально-экономическими возможностями. Тем не менее пятилетний итог функционирования СНГ свидетельствует о его жизнеспособности. Значение того, что уже удалось сделать, трудно переоценить, ибо главный смысл создания СНГ заключается в интеграции. Этот процесс, несмотря на определенные трудности и противоречия, идет и набирает силу.
В этих условиях Россия должна продолжать выступать в роли цементирующего звена. Ее геополитические интересы в ближнем зарубежье должны быть тесно связаны с сохранением политико-экономического пространства в рамках СНГ. В этих целях для обеспечения общенациональных интересов в политике России вполне оправданно должна присутствовать тенденция к усилению контроля за развитием политико-экономических процессов, в том числе в Центральной Азии и Закавказье, включая их контакты в этой сфере со странами дальнего зарубежья.
Россия должна с особой ответственностью подходить к недопущению возникновения новых предпосылок дезинтеграционного процесса. Она обязана всемерно способствовать процессу мирного урегулирования армяно-азербайджанского, таджикского, грузино-абхазского, грузино-осетинского и чеченского конфликтов, нейтрализовать прямое и косвенное вмешательство внешних сил как ближнего, так и дальнего зарубежья в эти конфликты с целью их эскалации.
Серьезную опасность в интеграционном процессе России и восточных республик СНГ представляет возможность расползания пантюркизма и панисламизма прежде всего фундаменталистского толка. При этом не следует сбрасывать со счетов, что мусульманское население России и восточных республик представлено значительными национально-территориальными образованиями. Турецкий курс пантюркизма и иранский — панисламизма, приспособленные к новым условиям, в равной степени опасны как для мусульманских республик СНГ, так и для России. В случае их успеха они могут стать детонаторами распада теперь уже России, прежде всего в районах компактного проживания мусульманского населения.
 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.