А.В. Воронцов. РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ И СТРАНЫ СНГ: РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ В 1992—1996 гг. E-mail
Развитие отношений РК со странами СНГ в 90-е годы стало логическим следствием, с одной стороны, последовательной реализации «северной дипломатии» Сеула — курса на сближение с СССР—СНГ1 и странами Восточной Европы, ставшего с конца 80-х гг. одним из ведущих направлений международной активности Южной Кореи, в чем нашли отражение как серьезные политические интересы ее руководства в этом регионе, так и стремление ее деловых кругов к географической диверсификации внешнеэкономических связей, к освоению новых емких потребительских и сырьевых рынков, дополнительных сфер инвестирования на более выгодных (в том числе и за счет географической близости) коммерческих условиях. С другой стороны, Республика Корея — ближайший дальневосточный сосед России, страна, «открытие» которой можно уверенно отнести к числу наиболее важных успехов внешней политики СССР периода «нового политического мышления», и ставшая одним из приоритетных партнеров во внешнеполитической и экономической стратегии СНГ.
Неудивительно, что многие страны СНГ прилагают энергичные усилия для расширения многосторонних связей с «южнокорейским т,игром», который по итогам 1995 г. добился следующих экономических показателей:
Темпы роста ВНП — 8,7%  (средние темпы роста за 1963— 1995 гг. — 8,5%);
ВНП — 451,7 млрд. долл. (11-е место в мире);
ВНП на душу населения — 10 076 долл.    (32-е    место    в мире);
Уровень инфляции — 4,5%;
Уровень безработицы — 2%;
Внешнеторговый оборот — 260,2 млрд. долл.   (12-е место в мире);
экспорт. — 125,1 млрд. долл.  (2% мирового экспорта);
импорт — 135,1 млрд. долл.
Страна занимает 2-е место в мировом судостроении, 3-м место в мире в производстве полупроводников, 5-е место в автомобилестроении и нефтехимии, 6-е место в металлургии *. В данном докладе автор намерен   рассмотреть  особенности и итоги развития отношений в обозначенный период между РК и ее основными партнерами на  просторах  СНГ,  которыми стали  РФ, Узбекистан,   Казахстан,   Украина,   Таджикистан.   Связи   Сеула   с другими странами СНГ, особенно в торгово-экономической области, пока не достигли сколько-нибудь заметных результатов.
Республика Корея — Российская Федерация
После установления дипломатических отношений СССР с РК в сентябре 1990 г., а затем его правоприемницей — РФ российско-южнокорейское сотрудничество получило достаточно интенсивное развитие. Однако оценка его итогов в первой половине 90-х гг. и прогнозы на ближайшее будущее не однозначны, так как наряду с очевидными успехами проявились и настораживающие трудности на пути развития взаимосвязей.
В данный период имело место активное развитие многосторонних политических контактов РФ и РК на основе Договора об основах межгосударственных отношений, подписанного 19 ноября 1992 г. Состоялся обмен визитами президентов двух стран, стали регулярными встречи премьер-министров, руководителей парламентов, различных министерств и ведомств, в ходе которых была создана широкая договорно-правовая база двусторонних отношений. Например, только министры иностранных дел в 1992—1996 гг. встречались между собой пять раз. В июне 1994 г. по итогам переговоров на высшем уровне в совместной декларации было провозглашено стремление Москвы и Сеула идти по пути конструктивного взаимодополняющего сотрудничества2.
Москва и Сеул весьма плодотворно сотрудничали на международной арене. Так, РФ помогла РК вступить в ООН и стать непостоянным членом Совета Безопасности. Южная Корея, в свою очередь, поддерживает стремление России быть принятой в члены АТЭС и других региональных экономических структур АТР. Однако в середине 90-х гг. в двусторонних отношениях появились определенные раздражители. В частности, Кремль не поддерживает амерйкано-южнокорейскую инициативу, выдвинутую 16 апреля 1996 г., о проведении четырехсторонней конференции (РК, КНДР,
США, КНР) по проблемам урегулирования корейской проблемы, возможность участия РФ и Японии в которой предусматривается только на последующих этапах. Сеул же в настоящее время с определенной настороженностью наблюдает за новациями в корейской политике России, предпринимающей попытки поднять уровень отношений с Пхеньяном с целью сбалансировать свой подход к обоим корейским государствам.
Между двумя странами установлены почтовая, телефонная и телексная связь. С 1990 г. открыты линии воздушного сообщения между Москвой и Сеулом; с сентября 1991 г. между Хабаровском и Сеулом; с начала 1992 г. — между Владивостоком, Южносахалинском и Сеулом; с 1995 г. ■— между Владивостоком и Пусаном; с июля 1991 г. установлены регулярные грузоперевозки между Пусаном и портом Восточный3. В обеих странах действуют не только посольства, но и генконсульства: российское — в Пусане, корейское — во Владивостоке.
Получило развитие сотрудничество в военной области. В мае 1995 г. министры обороны РФ и РК в Сеуле подписали Меморандум о взаимопонимании по военным вопросам между министерствами обороны двух стран и парафировали соглашение о военно-техническом сотрудничестве в 1995—1996 гг., которое уже начало реализовываться. В сентябре 1996 г. на юг Корейского полуострова были поставлены российские танки последней модели Т-80У, 30 БМП-3, зенитно-ракетные комплексы «Игла», что, естественно, вызвало негативную реакцию КНДР. По материалам японской и южнокорейской прессы Сеул сейчас изучает вопрос о приобретении у России шести ракетно-зенитных комплексов «С-300», признанных военными специалистами, в том числе и на военной выставке «Дефенс-Сеул-95», более совершенными, чем американские «Пэтриот» и 120 ультрасовременных многоцелевых истребителей «Су-37» в рамках оцениваемой в 5—6 млрд. долл. программы переоснащения своих ВВС в начале XXI века. Достигнуты соглашения о проведении совместных военно-морских учений и т. д.
Основной формой торгово-экономического сотрудничества между Россией и Южной Кореей остается внешняя торговля, которая продемонстрировала в рассматриваемый период устойчивую тенденцию к росту с 1,2 млрд. долл. в 1991 г. до немногим более 3 млрд. долл. в 1995 г.4. На протяжении всей истории торговых связей РФ с РК баланс экспортно-импортных операций сводился для России с положительным сальдо, например, в 1994 г. — 338 млн. долл.
Южная Корея превратилась в крупного торгового партнера России, занимая 10-е место среди ее основных контрагентов (3,7% от общего объема торговли РФ), а в Восточной Азии — 3-е место
после Японии и Китая. Однако во внешней торговле РК Россия занимает 18-е место, в 1994 г. доля РФ во внешнеторговом обороте Южной Кореи составляла всего 1,1% 5.
Структура торговли между двумя странами типична для тор^ говли России с развитыми странами: в российском экспорте в РК преобладают поставки энергоносителей, сырья и материалов (уголь, нефть, черные металлы, на долю которых приходится почти половина поставок, лесоматериалы, удобрения, целлюлоза, хлопок и др. и в 1994 г. эти товары составили в российском экспорте 93,5%), в импорте из РК — готовые изделия и потребительские товары, в первую очередь, бытовая электроника и электротехническая продукция, а также швейные изделия, обувь и пр. Сокращается и без того малая доля российского машинотехниче-ско.го экспорта в РК, которая в 1995 г. снизилась до 3% 6.
.' Анализ торговых связей с РК будет неполным, если не отметить, что российское сырье, как правило, продается по ценам ниже мировых и нередко реэкспортируется в другие страны, в его вывозе прослеживается тенденция к снижению эффективности экспорта —■ при увеличении физических объемов поставок валютные поступления сокращаются (в результате роста внутренних затрат на производство и транспортировку товаров, снижения мировых цен на отдельные сырьевые товары, недобросовестной конкуренции между российскими экспортерами). При этом следует учитывать, что значительная часть торговли осуществляется на частном уровне. По неофициальным подсчетам посольства РФ в Сеуле «челноки» из России ежегодно закупают южнокорейских товаров на 250—300 млн. долл.
Несмотря на рост российско-южнокорейской торговли, нельзя не отметить, что она пока носит экстенсивный характер и не соответствует потенциальным возможностям. Для сравнения можно отметить, что торговля Китая с РК, который только в 1992 г. установил с ней дипломатические отношения, составила в 1995г. 16 млрд. долл.,т.е. более чем в 5 раз превзошла российские показатели.
Инвестиционное сотрудничество и совместное предпринимательство в данный период также не достигло крупных масштабов практического взаимодействия. Корейский бизнес предпочитает1 занимать выжидательную позицию, не торопясь с крупномасштабным инвестированием в российскую экономику, мотивируя это слабостью в России законодательной базы и соответствующих гарантий для иностранных инвестиций, нерациональностью системы налогообложения, бюрократической волокитой при оформлении документации и т. д. Например, только в 1992 г. внешнеторговые правила РФ менялись почти каждый месяц. Инвестиционная,   активность корейских фирм наблюдается в тех сферах российского хозяйства, где гарантирована быстрая окупаемость при незначительных капиталовложениях: легкой промышленности, туристическом бизнесе, средствах связи, в сфере обслуживания (гостиницы, рестораны и т. д.). Так, к 1994 г. из 46 санкционированных южнокорейских инвестиционных проектов в России 18 были осуществлены в сфере торговли. Второй наиболее интересующей областью для инвесторов из РК стала переработка морепродуктов, затем — пищевая, швейная промышленность, ремонт судов, услуги и пр. Более половины всех инвестиционных проектов расположены в Дальневосточном регионе и в Москве7.
По данным Министерства финансов РК к 1995 г. корейским фирмам были выданы разрешения на осуществление 56 инвестиционных проектов в РФ на общую сумму 53 млн. долл., из которых фактически реализованы 33 проекта на сумму 27 млн. долл. Средний размер корейских капиталовложений в расчете на один проект составляет 892 тыс. долл. Как наиболее крупные инвестиционные проекты можно отметить:
разработка месторождений природного газа в Якутии и Иркутской области — проекты общей стоимостью около 40 млн. долл. предполагают строительство газопроводов в РК через территорию сопредельных государств — КНДР, в первом случае, (от его реализации Сеул в последнее время, видимо, отказался по политическим соображениям), КНР и Монголии — во втором случае;
строительство корейского технополиса в свободной экономической зоне «Находка», под который в 1992 г. была отведена территория площадью 330 га. Планируемые сроки реализации проекта — 1994—2000 гг.; оценочная стоимость — 60 млн. долл. На территории индустриального парка, которую корейцы намерены взять в аренду сроком на 70 лет, предполагалось разместить 100— 150 южнокорейских компаний, занимающихся производством электронных, текстильных товаров, переработкой древесины и кож, общих объемом на сумму 1 млрд. долл. Однако реализация этого проекта вызывает сомнение, поскольку на 1-й квартал 1995 г. была освоена лишь десятая часть необходимых капиталовложений8;
создание корейского бизнес-центра в Москве, для строительства которого выделен участок земли площадью 15 га на территории, принадлежащей МГУ, в рамках соглашения между университетом и КОТРА, подписанного в июле 1994 г.
Ожидаемый объем инвестиций по каждому из этих двух объектов 400—500 млн. долларов.
К настоящему времени в РФ создано 69 СП с общим объемом южнокорейских инвестиций около 67 млн. долл.9. Самым крупным функционирующим объектом из них является СП с инвестициями концерна «Хендэ» в 16 млн. долл. «Светлая» по заготовке леса в
Приморском крае (мощностью до 1 млн. куб. м лесопродукции в год). В РК действуют 28 СП с объемом российских инвестиций в 4,5 млн. долл. деятельность большинства из которых связана с торговыми и посредническими операциями.
В целом Сеул неохотно идет на расширение инвестиционного сотрудничества с Россией. В июне 1993 г. администрация Ким Ен Нама присоединилась к наследнице «холодной войны» — системе КОКОМ, нацеленной на ограничение экспорта в РФ современных изделий и высоких технологий. По сравнению с другими странами — объектами южнокорейского инвестиционного сотрудничества, Россия в значительно меньшей степени пользуется благосклонностью корейских инвесторов. Например, в 1993 г. объем инвестиций РК в РФ был в 34 раза меньше корейских инвестиций в КНР и в 5 раз меньше ее капиталовложений в Узбекистан 10. Это признал и посол РК в Москве Ким Сок Кю, с сожалением констатировав, что, тогда как в 1995 г. общий объем Корейских инвестиций в мире превысил 11 млрд. долл., в России за пять лет он едва достиг 50 млн. долл. п.
В последнее время в Сеуле раздаются голоса, высказывающие мнение об ограниченной полезности экономических связей с Россией и утверждающие, что предоставление СССР — РФ займа в 3 млрд. долл. в 1991 г. было ошибкой.
Тем не менее российско-корейское сотрудничество вполне успешно развивается в различных областях, включая, кроме вышеупомянутых, научно-техническую, валютно-финансовую, рыболовную и иные. Оно имеет объективные предпосылки для расширения и интенсификации на современном этапе, когда обе стороны, по всей видимости, уже сумели освободиться от эйфории, завышенных ожиданий и последовавших за ними взаимных разочарований, в основе которых лежала недостаточная осведомленность об экономических моделях и реалиях друг друга.
Республика Корея — Узбекистан
Рассматривая отношения РК со странами СНГ привлекает внимание, возможно, несколько неожиданное на первый взгляд, активное развитие связей Сеула в первую очередь с бывшими среднеазиатскими республиками СССР, значительно более масштабное, чем с, казалось бы, обладающими более развитыми и передовыми народнохозяйственными комплексами европейскими регионами.
Объясняя этот феномен, южнокорейские политики и бизнесмены указывают прежде всего на политическую стабильность большинства азиатских стран СНГ, эффективность контроля их правящих элит,  особенно в Ташкенте, Алма-Ате и Бишкеке над внутренней ситуацией, созданный здесь благоприятный для иностранных капиталов инвестиционный климат, отсутствие противоречий между центром и хозяйственными субъектами в регионах в той степени, в какой они наблюдаются в России.
Немаловажным фактором, определяющим повышенный интерес Сеула к среднеазиатским странам, является наличие в них многочисленных групп, компактно проживающих этнических корейцев — граждан бывшего СССР. По данным 1989 г. в Узбекистане проживало 183 140 лиц корейской национальности,1 в РСФСР— 107 051 чел., в Казахстане — 103 315 чел., в Киргизии — 18 355 чел., в Таджикистане — 13 431 чел., на Украине — 8699 чел. Южнокорейские политические представительства и экономические организации вполне успешно привлекают корейских граждан этих государств к работе в своих структурах, взаимодействуют с объединениями, ассоциациями, землячествами местных корейцев.1
Дипломатические отношения между РК и Узбекистаном были
установлены 29 января 1992 г. В том же году были заключены
соглашения о двусторонней торговле, взаимной защите инвести
ций, научно-техническом сотрудничестве, меморандум о визовой
поддержке. '
Двусторонний торговый оборот в 1994 и 1995 гг. составлял примерно 343 млн. долл., за первые шесть месяцев 1996 г. 264 млн. долл., следовательно, можно ожидать, что по итогам 1996 г. будет достигнут уровень примерно в 530 млн. долл.12. Структура торговли РК с Узбекистаном схожа с структурой ее торговли с РФ. В экспорте Южной Кореи основную часть составляют готовые изделия автомобильной, текстильной промышленности, сталь, бытовая электроника, оборудование для АТС и т. д., в импорте из Узбекистана преобладают сырье и полуфабрикаты: хлопок, драгоценные металлы, кожа, натуральные компоненты для традиционной восточной медицины и парфюмерии, а также синтетические ткани и продукция химической промышленности. В торговле с Узбекистаном РК имеет постоянное положительное сальдо: в 1994 г. — 131,9 млн. долл., в 1995 г. — 94,8 млн. долл., в первой половине 1996 г. — 52,9 млн. долл.
Широкого размаха достигло инвестиционное сотрудничество
между двумя странами, сделавшее Узбекистан лидером в СНГ
по объемам южнокорейских капиталовложений, оставив в этой
области далеко позади даже Россию. К 1996 г. здесь было создано 7 СП с общей суммой южнокорейских инвестиций около 110
млн. долл. притом, что РК выдала 12 разрешений на образование
СП с капиталовложениями в 201,6 млн. долл.13.
Самым крупным инвестиционным проектом не только в Узбекистане, но и в СНГ, и, что самое главное, уже реализованным до стадии выпуска готовой продукции стало строительство корпорацией «Дэу» Асакинского завода «Узбек-Дэу моторе» в Андижане по выпуску малолитражных автомобилей марки «Тико», автомобиля класса «Волги» — «Цело» и семиместного микроавтобуса «Дамас». Мощность автозавода — 200 тысяч автомашин в год 14. Общая стоимость проекта оценивается в 1 млрд. долл., а в сентябре 1995 г. руководство фирмы «Дэу» приняло решение увеличить свои капиталовложения в него до 660 млн. долл.15. :. Все три вида машин представляют собой лицензионные корейские модели, которые узбекское руководство решило сделать «народным» автомобилем. Их стоимость определена в 6—10 тыс. долл. Узбекистан намерен экспортировать эти автомобили в Россию. В начале 1996 г. завод начал серийный выпуск этих автомобилей. В данный момент 80% комплектующих поступает из РК, но к 2000 г. планируется снизить их импорт до 30% за счет работы уз-бекско-корейских СП 16.
;■ . Фирма. «Дэу» вложила также 15 млн. долл. в СП «Алго-Дэу электронике» по производству бытовой электроники (телевизоры, видеомагнитофоны, утюги) в Ташкенте, текстильных изделий. Действуют в Узбекистане и другие южнокорейские фирмы: Донд-жу, Тонхон, Корам, Сам ёнг и т. д.
Важными вехами в развитии двусторонних отношений, отражающими повышенное взаимное внимание стал обмен визитами на высшем уровне: 18 июля 1992 г. президент Каримов посетил Сеул, а в июле 1994 г. президент Ким Ен Сан — Ташкент.
Республика Корея — Казахстан
• После установления дипломатических отношений между РК и Казахстаном 28 января 1992 г. начали развиваться торгово-экономические отношения. Торговый оборот между двумя странами й!1994 г. составил 91,1 млн. долл., в 1995 г. — 126,3 млн. долл., в. первой половине 1996 г. 119,3 млн. долл. Примечательно, что торговля Южной Кореи с Казахстаном в отличие, например, от торговли с Узбекистаном, испытывает хронический дефицит: в 1994 г. — 32,7 млн. долл., в 1995 г. — 20,7 млн. долл., за первые шесть месяцев 1996 г. — 4,9 млн. долл., хотя, как видно, из приведенных цифр имеет место тенденция к его сокращению17.
Структура двусторонней торговли стандартна: РК поставляет цветные телевизоры, видеомагнитофоны и видеопленки, автомобили и запчасти к ним, готовую одежду и т. д.; из Казахстана импортирует хлопок, руды цветных металлов — аллюминий, цинк и сплавы других металлов, химическую продукцию и др.
К 1996 г. южнокорейским фирмам выданы разрешения на осуществление 13 инвестиционных проектов в Казахстане на общую
сумму 10,6 млн. долл., из которых фактически реализованы 11 проектов на сумму 7 млн. долл.18. СП созданы в основном в пищевой отрасли, в сфере внешней торговли и услуг, в том числе автосервисе, пошива одежды, в рудной отрасли и металлургии. Расширяются обмены по различным линиям между Сеулом и Алма-Атой: в мае 1995 г. президент Назарбаев посетил РК; в июне 1992 г. — председатель телерадиокомитета и министр информации Казахстана; в октябре 1993 г. в Казахстан была направлена делегация южнокорейских экономистов из КОТРА для изучения среднеазиатского рынка, в июле 1994 г. в Алма-Ате состоялась выставка корейских товаров, а в июне 1995 г. столицу Казахстана посетила делегация  по вопросам экономического сотрудничества.
Республика Корея — Таджикистан
В силу нестабильной в настоящее время внутриполитической обстановки в Таджикистане торгово-экономические отношения между Сеулом и Душанбе не смогли достигнуть сколько-нибудь широких масштабов. Пока создано одно (в ноябре 1994 г.)5 но достаточно крупное совместное предприятие «Кабул» в Ленина-баде по производству хлопкового волокна и одежды с участием южнокорейского капитала объемом 29 млн. долл.
Республика Корея — Украина
Руководство РК в своей политике в отношении СИГ важное значение уделяет Украине. После установления дипломатических отношений с Киевом, 10 февраля 1992 г. в нем побывал министр иностранных дел РК И Сан Ук в июне 1992 г., мэр Сеула, Кан Док Ки в апреле 1995 г., зам. министра информации И Ге Чхоль в мае 1995 г., председатель экономической комиссии РК — СНГ Цой Чон Хван в июле 1995 г. В свою очередь, визиты в Сеул нанесли председатель Верховного Совета Украины Мороз в марте 1995 г., министр иностранных дел Удовенко в ноябре 1995 г., его заместитель Лулач в марте 1996 г., помощник президента по экономическим вопросам Литвинский в июне 1996 г. В декабре 1996 г. состоялся первый в истории двусторонних отношений четырехдневный визит в РК президента Украины Л. Кучмы, в ходе которого были подписаны декларация об основах взаимоотношений между Украиной и РК, соглашение о взаимной защите инвеста^ ций, и др. документы, а также проведена пресс-конференция в Сеуле, на которой Л. Кучма, в частности, посчитал уместным достаточно подробно остановиться на российско-украинских разногласиях в сфере внешнеэкономической деятельности. Развиваются связи по линии Украино-Корейского общества дружбы, созданного в апреле 1994 г. численность 20 человек, председателем которого стал В. Ландук, а также с украинской ассоциацией корейцев. В настоящее время на Украине работают 30 корейских сотрудников дипломатических представительств и коммерческих организаций с членами их семей, обучаются 30 корейских студентов, проповедуют 10 миссионеров, в большинстве своем имеющим гражданство США 19.
Объем двустороннего товарооборота составил в 1994 г. 134 млн. долл. при южнокорейском дефиците 95 млн. долл., в 1995 г. — 172 млн. долл. при дефиците ЮК 128,4 млн. долл., в первой половине 1996 г. — 122,8 млн. долл. при дефиците 23,2 млн. долл.20. Южнокорейские фирмы экспортируют в основном станки и оборудование, в том числе транспортное, продукцию электроники, химической промышленности; импортируют — изделия металлургической и химической промышленности.
На Украине открыли свои представительства фирмы «Дэу электронике», «Самсунг электронике», «Лаки Голд стар электронике» и ее торговая компания, «Сонген» и др., в марте 1995 г. в Сеуле открыто представительство торгово-промышленной палаты Украины.
РК осуществляет программу помощи Украине: в 1992 г. были поставлены компьютеры на сумму 100 тыс. долл.; в 1993 г. — на такую же сумму — медикаменты в рамках помощи пострадавшим во время Чернобыльской аварии, направлены 2 специалиста на Украину и приняты в Корее 3 больных; в 1994 г. принято 6 больных и предоставлена помощь в размере 100 тыс. долл.; в 1995 г.— то же самое; в 1996 г. выделена помощь в размере 200 тыс. долл. и направлены специалисты для создания на Украине Дипломатической Академии.
В рамках специальной программы помощи по ликвидации последствий  Чернобыльской  аварии Сеул предоставил Украине    в
1991 г. 50 тыс. долл., оказал медицинскую помощь 104 больным; фирмы «Лаки Голд стар», «Самсунг», выделили по 100 тыс. долл., медицинская помощь была оказана 2 пострадавшим детям в мае
1992 г. и 61 пострадавшему в августе 1993 г.21.
; Подводя итоги обзору отношений между Республикой Кореей и странами СНГ в первой половине, середине 90-х гг., можно сделать вывод, что Сеул выбрал в качестве основных партнеров Российскую Федерацию, что, естественно, учитывая ее непосредственную близость к Корейскому полуострову и наиболее мощный среди стран СНГ экономический потенциал; в регионе Средней Азии, который стал объектом повышенного внимания Южной Кореи в целом, — Узбекистан, а также Украину на европейской части бывшего  Советского  Союза, торгово-экономические отношения  с которой достигли пока весьма скромных показателей, но которая
представляет для Сеула значительный интерес с точки зрения
стратегической перспективы.
Южнокорейское руководство в поисках новых средств и каналов расширения своей экономической активности, рассматривает Узбекистан, видимо, как центральную фигуру не только среди бывших советских среднеазиатских республик, но и в центрально-азиатском регионе в целом. Этому способствуют успехи Ташкента в деле осторожного, но последовательного осуществления под государственным управлением рыночных и структурных преобразований, позволившие не только сохранить относительную экономическую устойчивость (в 1995 г. ВВП Узбекистана составлял 82% от уровня 1990 г., тогда как в среднем по СНГ — 58%), но и добиться в 1996 г. роста объема промышленного производства на 5,7%, что наряду с богатством сырьевых ресурсов, по мнению экспертов Европейского банка реконструкции и развития, является началом долгосрочного экономического роста и позволяет считать Узбекистан одним из наиболее перспективных государств Центральной Азии 22.
В отношении Киева Сеул, похоже, разделяет общие взгляды Запада и прежде всего своего союзника — США, рассматривающих Украину как крупное и сильное государство, способное выполнить функцию противовеса, если возникнет необходимость «сдерживания» России в ее возможных попытках консолидировать СНГ вокруг себя. Не исключено, что активно укрепляя свои отношения с этими двумя государствами, руководство РК, помимо всего прочего, намерено приобрести дополнительные источники влияния на «корейскую» политику Москвы в случае «чрезмерного», с его точки  зрения,  российско-северокорейского  сближения.
СНОСКИ К СТАТЬЕ
1 «Рога^п Б1гес{ Гпуезгтеп! СНта1:е т Когеа», МЫз^гу оГ Тгас1е, 1пс!и5{гу
апс1 Епег^у КериЬНс о! Когеа, 5еои1, Аи^из^, 1996.
2 Моисеев В. И. «Россия — Республика Корея: курсом конструктивного
сотрудничества» — Проблемы Дальнего Востока. 1994, № 4, с. 3.
3 Забровская Л. В. «Россия и Республика Корея: от конфронтации к со
трудничеству (1970—1990 гг.)», Владивосток, 1996 г., с. 53.
4 Левченко Г. Я. «Внешнеэкономическая деятельность России на Корейском
полуострове», В сб. «Актуальные проблемы Корейского полуострова», Москва,
1996 г., с. 61.
5 Андрианов В. Д. «Современное состояние и перспективы развития торго
во-экономического сотрудничества России с Южной Кореей». — Международный
симпозиум «Корейский полуостров в эпоху Тихоокеанского региона в 21 веке»,
Москва 30—31 мая 1995 г., с. 85.
6 Коммерсантъ-ОаПу. 1996. № 5.
7 Суслина С. С. «Тенденции в развитии экономических отношений между
Россией и Республикой Корея». — Научный семинар «Российско-корейские от
ношения: История и современность» — МКЦ МГУ, Москва, Информационный
центр Посольства РК, 23 ноября 1995 г., с. 9.
8 Известия, 29.04.1995.
9 Данные Торгового представительства РК в Москве КОТРА, декабрь,
1996 г.
110 Забровская Л. В. «Россия и Республика Корея:...», с. 62.
11 Коммерсантъ-ОаПу. 1996. № 5.
^Данные Торгового представительства РК в Москве КОТРА, декабрь. 1996 г.
13 Там же. ...
!Шогеа Нега1о\ 01.03.1995.
•5 Данные Торгового представительства РК в Москве КОТРА, декабрь 1996 г.
16 Коммерсантъ-Бану. 1996. № 49. № 50.
'7 Данные  Торгового  представительства  РК  в  Москве    КОТРА,    декабрь,
1996
8 Там же.
9 Там же.
20 Там же.
21 Там же.
22 Независимая газета. 21.12.1996.

 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.