Е.С. Мелкумян. Новые подходы к проблеме обеспечени я глобальной и региональной безопасности. E-mail
Обеспечение безопасности как на глобальном, так и на региональных уровнях является ключевой проблемой всей системы международных отношений.. Окончание холодной войны, исчезновение восточного блока и дальнейшее развитие процесса глобализации, ведущего к усилению взаимозависимости государств и ставящего мир перед необходимостью решения стоящих перед ним проблем совместными усилиями всего мирового сообщества, — все это тем не менее не означает окончательного решения проблем безопасности. События последних лет свидетельствуют о том, что сегодняшний мир не стал более стабильным и безопасным.
Более того, по мере появления современных видов вооружения, распространения ядерного и других видов оружия массового уничтожения, роста терроризма, преступности, экологических катастроф проблема обеспечения безопасного существования людей в международном плане становится все более острой. В этой связи возникает вопрос о том, что понимать под термином «международная безопасность».
Достижение всеобщего мира и стабильности — такой ответ не исчерпывает всего содержания этого понятия. Безопасность может рассматриваться на глобальном, региональном, государственном уровнях, а также на уровне отдельной нации или народности, клана, семьи и индивидуума. Причем в любом случае обеспечение безопасности зависит от комплекса различных факторов. Даже когда мы говорим о личной безопасности человека, совершенно недостаточно устранить лишь угрозу его жизни. Речь должна идти и о необходимости создания достойных условий существования — жилья, питания, медицинского обслуживания и т. д.
Современные исследователи проблем безопасности выделяют «жесткие» и «мягкие» ее аспекты. К первым относятся те, которые могут быть достигнуты военным путем или другими методами силового давления. Список вторых постоянно расширяется: это проблемы экономики, окружающей среды, развития интеллектуальных возможностей личности и т.д.
На национальном уровне экономическая безопасность все больше становится главной составляющей стабильности государства. Экономическая безопасность государства зависит от комплекса разнообразных факторов: обеспеченности продовольствием, природными ресурсами, источниками энергии или экспортным потенциалом, который может в ряде случаев компенсировать нехватку природных ресурсов, финансовой стабильности и т. д. В ближайшем будущем угрозу безопасности страны будет представлять отсутствие достаточных источников воды.
Известный американский политолог Томас Шеллинг считает, что главную опасность для нормального функционирования государства, а также для глобальной безопасности в целом будут представлять два фактора, которые к тому же затрагивают интересы значительной части афро-азиатского ареала — быстрый рост численности населения и миграция. По данным, приводимым Шеллингом, население планеты в первой половине следующего века составит от 9 до 15 млрд человек, что, по его мнению, создаст огромную проблему в обеспечении их продовольствием, несмотря на постоянный прогресс и интенсификацию сельскохозяйственного производства.
С проблемой роста населения непосредственным образом связана и проблема миграции. Переселение значительной части людей из одной страны в другую может привести к изменению традиционно сложившихся отношений между ними и стать постоянным источником конфликтов. В последнее время Европа уже подвергается испытанию на прочность сложившихся социально-экономических условий, а также культурных и национальных традиций из-за притока в европейские страны огромного числа иммигрантов из стран Азии, Африки, Восточной Европы и государств СНГ.
Наряду с другими опасностями, угрожающими человечеству, в ближайшее время на первый план могут выйти проблемы экологии. Глобальное изменение климата приведет, вполне вероятно, к непредсказуемым последствиям. Другие экологические проблемы также могут стать источником опасности для всего мирового сообщества.
Все это приводит к пересмотру национальных концепций безопасности.
По свидетельству ведущих политологов США Грехэма Аллисона и Грегори Тревертона: «Распад СССР повлиял на снижение расходов, выделяемых США для обеспечения безопасности Западной Европы, за счет увеличения экономической помощи Восточной Европе и ассигнований на развитие НАТО, а также таких политических институтов, как ОБСЕ». В то же время они считают необходимым дальнейшее перераспределение средств, выделяемых на обеспечение национальной безопасности: уменьшить капиталовложения в производство вооружения и направить их на борьбу с наркотиками и на покрытие дефицита федерального бюджета.
Что касается концепции национальной безопасности России, то на первом месте стоит задача создания и поддержания экономического положения страны, обеспечивающего благоприятные условия для развития личности, общества и государства. Помимо этого, должна быть исключена угроза ослабления роли и значения Российской Федерации как субъекта международного права, а также угроза подрыва способности государства реализовать свои национальные интересы на международной арене.
Также меняются в настоящее время подходы к проблеме обеспечения международной безопасности. Это связано прежде всего с качественно новым этапом развития системы международных отношений. В период холодной войны подходы к обеспечению международной безопасности определяла биполярная система международных отношений. Роль двух сверхдержав в процессе ее сохранения была очень велика. После крушения Советского Союза и окончания холодной войны этот процесс не только усложнился, но и приобрел новые параметры. Соединенные Штаты, как единственная ныне сверхдержава, намереваются взять на себя главную ответственность за сохранение всеобщего мира и стабильности. Тем не менее возможности США ограничены, и они не способны решать все проблемы, осложняющие процесс обеспечения безопасности на глобальном или региональном уровнях только своими силами. Новая ситуация, сложившаяся в мире, затрагивает прежде всего государства Азии и Африки. Особенностью этого ареала является социально-экономическая отсталость, характерная для большинства его стран, неурегулированность пограничных проблем, высокий уровень конфликтности. Все это можно расценивать как следствие колониального прошлого. Действительно, подавляющая часть конфликтных ситуаций, зафиксированных ООН с начала 90-х годов, происходила на территории афро-азиатских государств. В период холодной войны лидеры двух противоборствующих блоков контролировали конфликты, происходившие в странах Азии и Африки. Они стремились не допустить их перехода на глобальный уровень. С другой стороны, обе сверхдержавы были заинтересованы в большем числе союзников, чтобы более успешно конкурировать между собой. Подобная ситуация позволяла государствам «третьего мира» успешно балансировать между двумя глобальными «центрами силы», решая таким образом проблему обеспечения региональной безопасности.
После окончания холодной войны афро-азиатские государства оказались в ситуации, когда высокоразвитые индустриальные страны проявляют готовность оказывать помощь в сохранении статус-кво лишь тем регионам, в которых они заинтересованы в силу тех иных экономических или политических причин. Это относится прежде всего к конфликтам, происходящим на африканском континенте. Государства этого региона в первую очередь ощущают потерю интереса к ним со стороны развитых государств. Они вынуждены самостоятельно решать проблему обеспечения собственной безопасности. В этой обстановке региональные «центры силы» пытаются повысить свое значение, наращивая военную силу и стремясь к обладанию ядерным или другими видами оружия массового поражения.
Подобная же ситуация характерна и для некоторых регионов Азии. Многие происходящие там межэтнические и религиозные конфликты не привлекают к себе внимания мирового сообщества. Игнорирование ведущими мировыми державами проблем региональной стабильности обостряет борьбу между региональными «центрами силы», что в свою очередь приводит к осложнению процесса обеспечения региональной безопасности как части безопасности глобального характера.
Вместе с тем новая расстановка сил в мире способствует тому, что появляются иные, не связанные, как прежде, с фактором деятельности двух великих держав перспективы урегулирования отдельных конфликтных ситуаций. Однако и в этом случае реализация подобных перспектив о чем свидетельствует, в частности, опыт урегулирования ближневосточного конфликта. В постконфронтационную эпоху меняются как источники глобальной и региональной нестабильности, так и способы обеспечения безопасности, что продемонстрировал кризис в Персидском заливе, возникший в результате иракской агрессии против Кувейта в августе 1990 г. Этот кризис показал также и опасность распространения оружия массового поражения, угрожающего сохранению международной безопасности. Поэтому весьма актуальными продолжают оставаться проблемы, связанные с гонкой вооружения и контролем над вооружением.
Основные результаты, достигнутые в ходе контроля над вооружением, относятся к периоду холодной войны, когда США и СССР, несмотря на конфронтацию, предпринимали совместные усилия, направленные на то, чтобы снизить возможность возникновения новой мировой войны, грозившей трагическими последствиями.
Начиная с 60-х годов, на протяжении более тридцати лет проблема контроля за вооружением занимала центральное место в советско-американских отношениях. Две сверхдержавы подписали около двадцати различных соглашений, которые ограничивали количественный и качественный состав вооружения, его размещение и испытание новых видов оружия, способствовали обмену информацией по военным вопросам, а также проведению взаимных инспекций. По словам одного из ведущих американских специалистов по широкому кругу проблем международных отношений Джозефа Найя, «контроль,за вооружением стал главной составной частью дискуссии, касающейся вопросов обороны».
В то же время некоторые соглашения не давали того результата, на который были рассчитаны. Джозеф Най приводит аргументы тех, кто считает, что контроль над вооружением не может составлять основу безопасности суверенных государств, так как, по их мнению, он не может быть действенным в мире, где есть Гитлеры.
Контроль над вооружением, конечно же, не являлся препятствием для стремления определенных государств к обладанию более совершенными видами вооружения и к наращиванию военной силы. Оно определялось различными факторами: необходимостью создать надежную систему защиты от возможных угроз, амбициозными целями повысить свою значимость на глобальном или региональном уровне, экспансионистскими устремлениями политической верхушки, отдельных
государств. В то же время, благодаря развитию этого процесса удалось добиться снижения риска возникновения мировой войны, с одной стороны, и обеспечить общественную поддержку идее сокращения расходов на вооружение и перераспределение их на цели подъема экономики—с другой.
Принципиально важна также выработка в практике контроля над вооружением верификационных мер, призванных контролировать достигнутые соглашения.
Процесс верификации направлен на решение следующих основных задач: следить за точным соблюдением соглашений; пресекать нарушения в ходе выполнения договоренностей; создавать общественное мнение по поддержке достигнутых соглашений.
В постконфронтационный период контроль над вооружением должен стать всеобъемлющим, в нем должно участвовать как можно большее число государств, стремящихся к сохранению всеобщей безопасности. Это становится тем более актуальным сегодня, когда увеличивается число государств, обладающих ядерным оружием, как ныне Индия и Пакистан, или стремящихся к его созданию. В период холодной войны центральным пунктом контроля над вооружением был вопрос о сохранении ядерного паритета между двумя ядерными супердержавами — СССР и США. Они предпринимали совместные усилия, призванные не допустить увеличения числа ядерных государств.
Соглашение о нераспространении ядерного оружия было подписано в 1968 году. Согласно этому документу, любое неядерное государство получило гарантию неприкосновенности, а также помощь в том случае, если оно становилось жертвой ядерной агрессии или угрозы его применения. Оно могло рассчитывать на моральную и дипломатическую поддержку или военную помощь.
Благодаря действию этого соглашения число государств, способных применить ядерное оружие, оставалось ограниченным.
В постконфронтационный период проблема нераспространения ядерного оружия приобрела новые очертания. Можно отметить как позитивные, так и негативные моменты, характерные для этого времени. С одной стороны, были активизированы коллективные усилия, направленные на развитие этого процесса. В январе 1992 г. во время сессии Совета Безопасности ООН было заявлено, что ядерное оружие представляет опасность для всеобщего мира и стабильности.
В этот период Франция и Китай, которые отказывались присоединиться к договору 1968 г., считая его детищем СССР и США, которые таким образом проявляли свой гегемонизм, подписали его.
С другой стороны, распад СССР создал проблему бесконтрольного распространения ядерного оружия. Ядерные материалы и специалисты-ядерщики оказались разбросанными по всей территории бывшего Советского Союза, и их стало трудно контролировать. Увеличилась опасность того, что ядерное оружие и другие виды оружия массового поражения могут оказаться в руках политических или преступных группировок, способных прибегнуть к его использованию для достижения собственных, грозящих глобальными катастрофами целей.
В то же время некоторые государства считают, что только обладание ядерным оружием является надежным способом сдерживания агрессивных устремлений со стороны их потенциальных противников. Другие же полагают, что размещение ядерного оружия на их территории является опасным с точки зрения экологической безопасности и требует огромных финансовых затрат. В силу этого они добровольно отказываются от статуса ядерной державы.
Среди специалистов, занимающихся вопросами вооружения, также нет единого мнения в отношении того, является ли ядерное оружие средством сдерживания или, напротив, грозит непредсказуемыми опасностями. В совместной монографии двух американских исследователей — К. Волтса и С. Сагана, написанной в форме диалога представителей противоположных точек зрения, К. Волтс приводит аргументы, подтверждающие его мнение о том, что обладание ядерным оружием снижает риск возникновения войны. По мнению Волтса, война между ядерными державами маловероятна, так как победа в такой войне будет слишком рискованной. Кроме того, обладание ядерным оружием заставляет государство проявлять крайнюю осторожность, так как в войне ядерных держав невозможно выиграть многое, но можно потерять все, то есть речь идет о том, выживет ли государство или исчезнет с лица земли10. К. Волтс приходит к выводу о том, что чем большее число государств будет обладать ядерным оружием, тем менее вероятным будет возникновение между ними полномасштабных военных действий1. Таким образом, распространение ядерного оружия может быть стабилизирующим фактором в международных отношениях.
Теоретическое обоснование противоположной точки зрения зиждется на том, что армейские структуры в любой стране, обладающей ядерным оружием, могут начать его применение в результате ошибки или же из-за эмоциональной нестабильности или интеллектуальной ущербности лидера государства. Эти аргументы были приведены С. Саганом в том разделе монографии, в котором обосновывается необходимость сокращения числа ядерных государств. Он отмечает, что во многих странах, которые стремятся к обладанию ядерным оружием, у власти находятся авторитарные или военные структуры, действующие без контроля со стороны гражданских демократических институтов. В этих государствах корпоративные интересы, борьба за власть могут определять внешнюю политику государства. Для них главным является сохранение внутренней стабильности, поэтому они способны к совершению непродуманных авантюристических действий вовне.
Режим нераспространения ядерного оружия включает в себя хорошо разработанную систему контроля за его исполнением. Весной 1995 г. ООН провела конференцию по расширению действия договора о нераспространении ядерного оружия. На тот момент признанным ядерным статусом обладало пять государств — Великобритания, Китай, Россия, Франция и США. Ядерное оружие находилось на территории трех бывших республик СССР — Белоруссии, Казахстана и Украины. Позднее они согласились на вывоз в Россию всех находившихся на их территории ядерных зарядов и баллистических ракет. Непризнанными ядерными державами были Израиль, Индия и Пакистан. Несмотря на то что Индия и Пакистан провели испытание ядерного оружия, им было отказано от приема в члены «ядерного клуба». Три страны — Иран, Ливия и Северная Корея — относятся к числу государств, подозреваемых в активной разработке ядерной программы. Алжир, Аргентина, Бразилия, Ирак, Румыния и Южная Африка добровольно или вынужденно отказались от продолжения ядерных программ. Некоторые индустриально развитые государства, способные производить ядерное оружие, считают необходимым отказаться от статуса ядерной державы. К ним относятся Австралия, Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Дания, Испания, Ирландия, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Польша, Словакия, Чехия, Южная Корея и Япония.
Многие государства подписали конвенцию о запрещении химического оружия и конвенцию о запрещении биологического оружия, которые предусматривают уничтожение всех имеющихся запасов данных видов оружия, его производство и хранение. Тем не менее кризис в Персидском заливе начала 90-х годов показал, что некоторые государства, подобно Ираку, могут не соблюдать подписанные ими договоренности, что требует усовершенствования контроля за соблюдением соглашений, для того, чтобы ограничить возможность применения оружия массового поражения.
В развитии процесса контроля над вооружением ведущая роль принадлежит международным и региональным организациям. Роль ООН, призванной обеспечивать сохранение мира и стабильности, после окончания холодной войны должна стать более значимой.
В период холодной войны ООН превратилась в маргинальный фактор в системе международных отношений. Как справедливо отмечает американский исследователь М. Вилер, «даже когда в Совете Безопасности, действовавшим под прикрытием вето, рассматривались проблемы, далекие от борьбы сверхдержав, он не мог быть действенным инструментом, как рассчитывали его создатели, пока холодная война продолжалась».
ООН призвана содействовать сохранению суверенитета, политической независимости и территориальной целостности государств — членов этой организации и разрешению возникающих между ними спорных проблем мирными средствами. В постконфронтационный период ООН в некоторых случаях удавалось решать некоторые возложенные на нее задачи. Так, во время кризиса начала 90-х годов организационная деятельность ООН содействовала обузданию Ирака как агрессора и возвращению Кувейту независимости, суверенитета и территориальной целостности. В то же время деятельность этой организации далеко не всегда бывает эффективной, что связано прежде всего с тем, что структура ООН не в полной мере соответствует тем функциям, которые на нее возложены. В первую очередь, речь идет о задачах этой организации, связанных с поддержанием безопасности на региональном и национальном уровнях. Представители заинтересованных сторон порой в большей степени, чем ООН, способны следить за ситуацией на местах и эффективно содействовать разрешению конфликтных ситуаций, учитывая интересы всех ее участников. ООН же не располагает необходимыми военными и финансовыми возможностями для конструктивных действий в отдельных регионах и государствах. Тем самым она во все большей мере призвана оказывать содействие региональным организациям и объединениям, осуществляющим конкретные меры по обеспечению региональной безопасности. Международно-правовая база подобного сотрудничества была зафиксирована в Уставе ООН, статья 33 главы VI которого предусматривает разрешение спорных и конфликтных ситуаций, угрожающих всеобщему миру и безопасности, в первую очередь на региональном уровне, а в случае возникновения неразрешимых ситуаций, — обращение в Совет Безопасности ООН.
52 статья главы VIII Устава ООН предусматривает поддержку региональных организаций и объединений, создаваемых государствами — членами Организации Объединенных Наций с целью поддержания мира и стабильности. Эти организации и объединения должны содействовать мирному разрешению конфликтов до их вынесения на обсуждение Совета Безопасности ООН.
В то же время некоторые устаревшие положения Устава препятствуют более активному взаимодействию между ООН и региональными организациями и объединениями в области поддержания всеобщего мира и безопасности. В статье 53 Устава ООН содержится положение о том, что региональные организации и объединения не могут предпринимать военных действий без санкций Организации Объединенных Наций за исключением мер против вражеских государств. Однако понятие «вражеского государства», как это вытекает из текста указанной статьи, может быть распространено на любое государство, бывшее во время Второй мировой войны враждебным по отношению к любому из государств, подписавших после ее окончания документы ООН.
Как известно, юридической основой создания ООН явилась Декларация, подписанная в январе 1942 г. представителями 26 государств, признавших принципы Атлантической Хартии, разработанной президентом США Ф. Рузвельтом и премьер-министром Великобритании У. Черчиллем в августе 1941 г. В то время важнейшей задачей этой международной организации была борьба с фашизмом, а затем ликвидация последствии Второй мировой войны. В новых международных условиях, когда коренным образом изменился баланс сил в мире, структура ООН и некоторые положения ее Устава, нуждаются в реформировании. Государства Азии и Африки, а также потерпевшие поражение во время второй мировой войны Германия и Япония выражают недовольство тем, что рост их роли в современном мире не нашел адекватного отражения в структуре ООН. Состав Совета Безопасности и его полномочия дают огромные преимущества нескольким странам-победительницам и ограничивают участие большинства стран афро-азиатского региона в решении важных международных вопросов. В силу этого государства, недовольные существующей структурой ООН, ставят вопрос о реформировании Совета Безопасности, причем одним из центральных элементов этого процесса должна стать проблема права на наложение вето, которым пользуются только пять постоянных членов Совета Безопасности ООН. Эффективной работе ООН препятствуют и административные недостатки в ее деятельности, вызванные разрастанием бюрократического аппарата и недостаточной координацией программ, разрабатываемых различными органами ООН. Финансовые трудности ООН связаны со структурой бюджета организации, состоящего из взносов стран — и членов, сумма которых определяется их платежными возможностями и пересматривается каждые три года. Бюджетные кризисы в системе ООН наступают, если какой-либо крупный донор Организации отказывается предоставить средства под программу, с которой он не согласен, или задерживает перечисление своей доли. Бюджетная система ООН также нуждается в пересмотре. В интересах активизации деятельности ООН предлагаются и различные меры по демократизации процесса прршятия решений в рамках Совета Безопасности ООН, а также по совершенствованию механизма делегирования задач, которые должны решаться Советом Безопасности, региональными организациями и коалициями государств.
Ряд западных исследователей высказывает мнение о том, что окончание холодной войны выдвинуло перед ООН задачу более активно, чем ранее прилагать усилия не только для решения проблем мира и безопасности, но также проблем окружающей среды, экономического развития, роста численности населения, гуманитарных катастроф и др. Силы ООН по поддержанию мира должны участвовать не только в урегулировании конфликтов и разделении конфликтующих сторон, но также в организации и контроле за выборами, следить за соблюдением прав человека, отслеживать гуманитарные проблемы в «горячих» точках и т. п. Одно из центральных мест в дискуссиях о путях реформирования ООН отводится превентивной дипломатии. Как представляется, превентивная дипломатия может стать важным инструментом обеспечения региональной безопасности и предотвращения конфликтов. Она является основой концепции безопасности, базирующейся на сотрудничестве — Cooperative Security. В последнее время эта концепция стала очень популярной на Западе. В рамках этой концепции делается упор не на отражение агрессии, а на превентивных мерах по отношению к возможным агрессорам. Речь идет о вовлечении всех стран того или иного региона в систему договоров, призванных снизить вероятность возникновения вооруженного конфликта или разрушительных последствий в случае его развязывания. В отличие от системы коллективной безопасности, когда государства объединяются против общего реального или потенциального противника, концепция безопасности, основанная на сотрудничестве, исходит из принципа общего участия. Это участие не предполагает обязательного создания формальных институтов взаимодействия. Напротив, поддержание неформального диалога представляется более эффективным. Концепция Cooperative Security предусматривает замену подготовки к ответному удару предупреждением подготовки противника к первому удару.
Международные соглашения по нераспространению ядерного оружия, запрету на использование оружия массового поражения, недопущению утечки ядерных технологий приобретают в рамках концепции Cooperative Security особую актуальность. Обеспечение региональной безопасности становится реальностью лишь на основе строгого контроля над исполнением двусторонних и многосторонних договоров и соглашений. Этому же должна помочь перестройка военных доктрин, которые необходимо превратить из наступательных в оборонительные. В рамках перестройки военных доктрин должны быть обеспечены сокращение производства вооружения и конверсия оборонной промышленности, а также применение силы только в качестве исключительной меры воздействия. При этом решение о применении силы принимается заинтересованными сторонами коллективно, в полном соответствии с международно-правовыми нормами. Для создания благоприятной обстановки, которая будет способствовать достижению безопасности и стабильности, концепция Cooperative Security требует распространить меры доверия и транспарентности на различные региональные режимы безопасности. Термин «меры доверия» был введен в политико-дипломатический обиход в ходе работы Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1973 г. Первоначально он был связан с регламентацией деятельности обычных вооруженных сил в Европе. Затем содержание термина «меры доверия» стало охватывать более широкий спектр военной активности, в том числе и отказ от определенных видов военной деятельности. Постепенно осуществлялись меры, побуждавшие заинтересованные стороны к открытости в сфере проведения военной деятельности, а также к обмену информацией, имеющей военный характер. Принятие мер доверия и открытости призвано снизить возможность внезапного нападения и создать реальное представление о военных возможностях и намерениях потенциальных противников. Распространение этих мер на все большее число регионов и субрегионов должно содействовать достижению всеобщего мира и безопасности.
В постконфронтационный период большое распространение получили внутригосударственные конфликты, которые возникают, как правило, на почве этнических, национальных или религиозных противоречий. Гражданские войны и внутренние вооруженные противостояния были характерны и для периода холодной войны. Несмотря на то что после Второй мировой войны удавалось избежать новых глобальных столкновений, за 40 лет этого относительного мира в результате внутренних вооруженных столкновений погибло около 22 млн человек. Однако даже внутригосударственные конфликты в той или иной степени контролировались сверхдержавами, которые использовали их для того, чтобы привлечь на свою сторону новых региональных союзников путем предоставления помощи, в том числе военной, идеологически близким им лидерам. Оказание поддержки одной PIS конфликтующих сторон способствовало снижению интенсивности конфликта и перевода его в латентную стадию.
После распада СССР и утраты влияния западных держав в ряде азиатских и африканских государств внутригосударственные конфликты стали неконтролируемыми, угрожающими региональной и глобальной безопасности. Международное сообщество должно выработать определенные принципы подхода к предотвращению насилия, источником которого являются не только межгосударственные, но и внутренние конфликты. По мнению американских исследователей, авторов монографии, посвященной перспективам обеспечения безопасности в XXI веке, «после того как глобальная конфронтация закончилась, многие конфликты имеют перспективу политического урегулирования. Международное сообщество начало направлять энергию на разрешение конфликтов и выполнение посреднических функций, что иногда дает положительные результаты, как, например, в Сомали и Камбодже».
Обеспечение безопасности совместными усилиями мирового сообщества должно быть направлено прежде всего на предотвращение агрессии. В то же время в этом контексте необходимо решить задачу создания эффективных механизмов, позволяющих осуществлять вмешательство во внутренние конфликты для предотвращения насилия.
Концепция безопасности, основанная на сотрудничестве, позволяет дать конкретные рекомендации для выполнения поставленных целей. Она предполагает усиление роли различных посреднических организаций, всеобщую работу по созданию новых подходов к. развитию национальных вооруженных сил, контроль над экспортом вооружений и военных технологий, включая создание новых консультативных структур между государствами, традиционно соперничающими друг с другом.
Несомненно, что современные условия развития международных отношений не дают надежды на то, что сотрудничество в области обеспечения безопасности приведет к мгновенным положительным результатам. Но в то же время только совместными усилиями мирового сообщества можно добиться сохранения мира и стабильности как в глобальном масштабе, так и на уровне отдельных регионов.
 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.