Лебедева Н.Б. Ситуация вокруг Ирака - глобальные и региональные аспекты - взгляд со стороны Индийского океана. E-mail

Военные действия против Ирака затронули такое большое число стран, регионов и аспектов международных отношений регионального и глобального характера, что это дает возможность анализировать их и специалистам по данной конкретной стране, и исследователям более широкого профиля. Подобный подход закономерен и в силу того, что Ирак принадлежит к числу государств зоны Индийского океана, а значит военный конфликт вокруг Ирака и прямо и косвенно может и будет воздействовать в перспективе на многие проблемы данного региона.

Как представляется, прежде всего необходимо подчеркнуть следующее весьма важное обстоятельство - ситуация вокруг Ирака, ее военное решение, предпринятое США в коалиции с Великобританией - это лишь очередная точка на карте мира, очередной факт в длинной цепи событий и акций, которые с ускоренной очередностью стали инициироваться США после распада СССР, Варшавского договора, прекращения жесткого противостояния двух сверхдержав, когда США оказались в "гордом одиночестве" на мировой арене.

Надо признать, что Вашингтону понадобилось определенное время на переосмысление и нового состояния международных отношений, и характера существования США в складывающемся ныне мировом порядке. Возможно, лишь затем последовали Косово, Афганистан, Ирак ( не говоря о менее заметных случаях в Сомали и т.п.). Такой взгляд на обстановку в мире и вокруг Ирака обоснованно подтверждается целым рядом серьезных официальных документов, разработанных Пентагонов и другими подобными ведомствами на рубеже веков. Террористические акты 11 сентября 2 OO 1 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне и последовавшие затем в разных точках планеты ( лишь в мае 2003 г . в Саудовской Аравии, Чечне и Марокко ) резко ускорили и активизировали этот процесс по многим направлениям. А сама борьба с международным терроризмом ( при ее серьезных позитивных результатах ) стала в определенной мере

своеобразным знаменем, лозунгом, умело используемым очередной американской администрацией.

Предпринятая США колоссальная перестройка затронула как структуры, так и принципы оборонного мышления, призванные решать проблемы национальной безопасности страны в предстоящие годы. К числу основных документов, отразивших подобные сдвиги, можно отнести следующие.

Новая стратегическая доктрина США, которая была озвучена Дж. Бушем в его выступлении 1 июня 2002 г . в Уэст-Пойнте. В ней намечен переход от основных принципов сдерживания и устрашения эпохи "холодной войны" к политике нанесения превентивных ударов по террористам и враждебным государствам, расположенным по "оси зла". Главным тезисом этой доктрины является возможность, в случае

необходимости, действовать в одиночку.

С 1 октября 2002 г . существует новый силовой центр американской военной машины - единый командный центр для планирования ( в том числе и превентивных ударов ) стратегического возмездия и обороны. Таким образом, по мнению целого ряда военных экспертов , на планете не останется ни одного уголка, который не будет охвачен и входить в сферу компетенции того или иного регионального командования Вооруженными силами США.

Согласно нынешнему военному переделу мира, создается НОРТКОМ для Северной Америки ( географическая зона его ответственности простирается от Мексики до Аляски. Сюда же включены акватории Тихого и Атлантического океанов ). В зоне Европейского командования - ЕКОМ -находится Европа и Африка ( кроме ее северо-восточной части, Израиля, Сирии и Ливана), а также государства южнее Кавказа и часть Атлантики.

Полномочия ПАКОМ охватывают ныне в дополнение к Индии , Китаю и Юго-Восточной Азии, Японии, Австралии и двух государств на Корейском полуострове и Антарктида. Без изменений остаются функции Южного командования - САУТКОМ - , в зону ответственности которого входит Центральная и Южная Америка, а также Центрального командования -СЕНТКОМ. Последний включает в себя Северную Африку, Персидский залив, Центральную Азию и Пакистан, то есть по существу самые богатые нефтью регионы мира. Тем самым Азия, как и прежде, разделена между двумя военными региональными командованиями, поскольку именно здесь Вашингтон видит наиболее высокий риск возникновения новых кризисов и конфликтов разного происхождения и уровней.

Еще одно важное решение касается объединения СПЕЙСКОМА и СТРАТКОМА, на которые возложены космическое командование или задача ведения информационных войн и командование стратегическими силами.

Объединение под одной крышей, пожалуй, самых влиятельных структур ВС США означает формирование нового мощного военно-силового центра, который будет по существу определять всю будущую военную политику Америки. Как подчеркивает немецкий эксперт в области обороны,

новое стратегическое командование США впервые позволяет объединить оборонительные и наступательные элементы, а также ядерное и неядерное оружие.

В документе вводится в обращение новое понятие "оборонительная интервенция", что означает возможность широкой трактовки положения Международного права о праве на самооборону, то есть, по ожиданиям некоторых экспертов, определение правомерности войны, по существу, может быть перенесена из ООН в Вашингтон. Применение США силовых методов прежде и война в Ираке со всей наглядности подтвердили указанные выше положения.

А в целом в этой широкомасштабной трансформации командования силовыми структурами находит отражение самоощущения США как единственной сверхдержавы в мире после окончания "холодной войны", а также изменившегося восприятия в США тех рисков и угроз, с которыми они могут столкнуться в 21 веке.

Особую обеспокоенность мировой общественности вызывает тот факт, что Пентагон не исключает нанесение превентивных ударов с применением ядерного оружия. Границы ядерного и неядерного оружия как бы размываются. В последние годы в США активно велась разработка сверхточного и сверхмощного ядерного оружия, так называемых малых ядерных бомб с целью пробивания горных толщ для поражения бункеров, где могли бы укрываться и Бен Ладен, и Саддам Хусейн, и другие схожие с ними лица.

Подобные доктринальные установки содержатся в документе "Отчет о ядерной стратегии США", который несколько лет разрабатывался в недрах Пентагона и был представлен в начале 2002 г . К счастью, в Ираке ядерное оружие не применялось, но близкие к нему кассетные бомбы были использованы ( как, впрочем, и в Югославии ). Их цель - массовые поражения как регулярной армии, так и населения. Другое новое всепогодное супероружие США -это микроволновая бомба, с помощью которой наносились несколько ударов по Багдаду. Она генерирует электрический импульс мощностью в 2 млрд. ватт, вызывает короткое замыкание в электросетях, уничтожает компьютерную память, электронные платы, подавляет теле- и радиосигналы. Пентагон был готов применить в Ираке и десятитонную термобарическую сверхбомбу, обладающую мощностью небольшого ядерного боеприпаса. При ее взрыве громадное облако аммиачной селитры и алюминиевого порошка выжигает все живое в радиусе 1ОО метров.

Не меньшие опасения связаны и с военным бюджетом администрации Дж. Буша мл. В целом он увеличится с 396 млрд. долл. в текущем году до 470 млрд. в 2007 г . Подобный рост ассигнований на военные нужды нельзя объяснить только борьбой с международным терроризмом - как известно на эти цели ежегодные расходы составят около 10 млрд.долл. Многие критически настроенные эксперты видят в плане Буша желание

обеспечить традиционные приоритеты военных в области вооружений, не добиваясь при этом радикальной трансформации ВС как таковых.

Рассмотренные основные документы и планы американской администрации на предстоящие годы представляются чересчур щедрыми и амбициозными. В этой связи можно указать и на ту легкость, с которой были отстегнуты 80 млрд.долл. на войну с Ираком при том, что в настоящий период США переживают не самый лучший период своего экономического развития.

Трудно не признать, что столь значительные сдвиги в системе национальной обороны единственной в мире на сегодняшний момент супердержавы не будут воздействовать ( прямо или косвенно ) на региональные ситуации, в том числе и на зону Индийского океана.

Исходя из этого, отдельным государствам со столь же амбициозными устремлениями ( хотя и на региональном уровне ) будет трудно устоять перед соблазном укрепления собственных военных потенциалов, а значит увеличения своих расходов на военные нужды. Это обстоятельство может разогреть гонку вооружений в том или ином регионе, о чем уже предупреждают многие азиатские эксперты. Новый виток гонки вооружений, которой не наблюдалось в первой половине 90-х гг., может начаться под влиянием следующих основных нескольких факторов:

1) Появление потребности в особых качествах вооружений не только под впечатлением непосредственно от террористических актов в США, на Филиппинах, в Индонезии и других точках мира, но и вследствие ограничений на модернизацию Вооруженных Сил, вызванных финансовым кризисом в 1997-1998 гг. в Азии и экономическим спадом в США в 2000 г .

2) Более настоятельная поддержка увеличения военных расходов со стороны общественности в силу психологии меньшей безопасности в условиях разгула международного терроризма.

3) Неоднократная демонстрация США подавляющей мощи Вооруженных Сил и новых видов вооружений в Афганистане, Ираке и других точках мира.

4) Вероятное усиление националистических устремлений у некоторых государств Азии догнать ( хотя бы в какой-то мере ) передовые их виды, особенно на фоне стратегического ухода России из Индийского океана и других регионов Азии и пока серьезного отставания в военной сфере Китая.

5) Содействие активизации рынков вооружений в Азии благодаря желанию некоторых ее стран обладать военной мощью в престижных целях.

Принимая во внимание указанные традиционные и новые обоснования нынешнего этапа возможной гонки вооружений в Азии, все же нельзя не согласиться с мнением некоторых западных исследователей относительно того, что азиатским государствам будет весьма трудно состязаться с американской военной мощью (вооружение 6 поколения, приспособления ночного видения дальностью до 70 км и многое другое ) в течение предстоящей четверти века, а может быть и более длительное время.

После завершения столь молниеносной двадцатидневной, довольно странной войны, когда в небо не поднялся ни один из иракских боевых самолетов, на поле боя не был задействован ни один из двух с половиной тысяч танков, не оказали должного сопротивления ни миллионная армия, ни три дивизии отборных войск, защищавших иракскую столицу, возникает закономерная потребность в анализе основных последствий и перспектив эффективного решения ситуации вокруг Ирака, масштабов ее воздействия как на региональные, так и на глобальные международные отношения.

Безусловно, вопрос о нефти, о клубке разнообразных, как многосторонних, так и двусторонних, достаточно противоречивых интересов в этой сфере займет наиважнейшее, если не центральное место в повестке дня при решении проблем послевоенного постсаддамовского переустройства страны. Оставляя все перепитии и его подробности на рассмотрение специалистов, хотелось бы подчеркнуть следующее. На протяжении нескольких лет, в той или иной форме мною поддерживалась идея огромного треугольника на карте мира, складывающегося на "мягком подбрюшье" России из крупнейших нефтеносных регионов Прикаспия Персидского залива - Южно-Китайского моря, к которому притягиваются интересы многих держав . Как представляется, США, последовательно следуя разработанной ими доктрине в нефтяной политике "От залива до залива" ( от Мексиканского залива до Персидского, а может и далее до Южно-Китайского моря ), достаточно энергично внедряются в эту формирующуюся гео-экономическую структуру. Отнюдь не случайно Пентагон продолжает сохранять более полутора лет свои военные базы на территории государств Центральной Азии после того, как американские силы совместно с антитеррористической коалицией успешно расправились с формированиями талибов и Аль-Каиды на территории Афганистана.

Нельзя не признавать того, что в основе одного из наиболее мощных стимулов к развязыванию военной кампании против Ирака лежали нефтяные интересы политической верхушки США самого высокого ранга. По оценкам экспертов, все разведанные нефтяные запасы Ирака достигают к настоящему времени 112 млрд.барр. и занимают второе место в мире после 264 млрд. барр. Саудовской Аравии.

Если в Ираке будут размещены миллиарды инвестиций, сняты санкции ООН, восстановлена нефтедобывающая инфраструктура, то за пять - семь лет страна могла бы выйти на экспорт 7 и даже 8 миллионов барр. в день, оттеснив Россию со второго места на третье по экспорту нефти после Саудовской Аравии ( 5,4 и 7,4 млн. барр. соответственно ). В результате выброса больших объемом иракской нефти на мировые рынки в ближайшие несколько лет цены на нее будут подвергнуты весьма ощутимым испытаниям и колебаниям. Это не выгодно целому кругу нефтеэкспортеров и прежде всего России, поскольку проблематичными остаются для нее как выплата иракского долга на сумму более 8 млрд.долл.. так и возможное участие российских нефтяных компаний (к примеру ЛУКОЙЛа ) в разработке одного из значительных месторождений "Западная Курна". А в целом ситуация вокруг Ирака в контексте мировой нефтяной политики - это знаковое нарушение баланса не только в рамках формирующегося нефтяного треугольника, но и, как видимо в более отдаленной перспективе, в значительной мере всей мировой нефтяной конъюнктуры.

Наряду с экономическими проблемами, связанными с нефтедобычей,(а помимо них возникают и не менее сложные социально-экономические проблемы восстановления Ирака, в целом, на решение которых потребуются огромные финансовые средства и время, не говоря о весьма чувствительных в условиях длительного существования уродливого постсаддамовского режима принципах будущего устройства страны ), в центре внимания мировой политики может оказаться такая латентная, долго сдерживаемая подспудно, особенность этого геополитического региона -наличие здесь двух полумесяцев, двух дуг вокруг Ирака - на севере из государств с курдским населением ( Турция, северная часть Ирака и др.), а на юге районы с шиитским населением ( южный Ирак , Иран и др.).

Нельзя не заметить, что ученые, политологи и политики во многих странах пристально анализируют характер складывающейся ситуации, поскольку трудно представить себе, что в свете подобных этнонациональных взрывных особенностей этого геополитического региона, здесь не могут не произойти конфликты самого разнообразного происхождения, содержания и уровня ( история уже неоднократно преподносила нам примеры тому ), перекраивание конфигурации не только Ирака, но и соседних с ним государств. Таким образом, развязав войну против Ирака, и в политическом плане США могут быть ввергнуты надолго в "горячий котел" иракских проблем, подобный тому, чем стал в свое время Афганистан для СССР, если не более.

И антитеррористическая кампания в Афганистане, предпринятая после терактов 11 сентября 2 OO 1 г., и военные акции против Ирака самым непосредственным образом изменили развитие международной обстановки в близ лежащем к этим двум государствам регионе - зоне Индийского океана. Здесь вновь, как и в 7 O -8 O -х гг., появились отряды боевых кораблей США, крупнейших европейский держав, Канады, Австралии и даже Японии, повсеместно восстанавливается, модернизируется и расширяется сеть военных баз ( включая ныне Центральную Азию ), по-видимому, надолго расквартированы значительные контингенты вооруженных сил США и их союзников, оказалась в еще большей мере востребованной важная коммуникационная роль Индийского океана в качестве связующего звена между Тихим и Атлантическим океанами.

Все это не делает региональную обстановку стабильной, не способствует решению существующих здесь проблем безопасности, а напротив ведет к реанимации и активизации знаменитой "дуги нестабильности" или "дуги конфликтов", выдвинутой несколько десятков лет маститым американским политологом З.Бжезинским, и более того может в значительной степени подорвать стремление и усилия большинства индоокеанских государств по развитию устойчивых взаимовыгодных экономических связей в рамках формально учрежденной в марте 1997 г . Ассоциации регионального сотрудничества стран Индийского океана ( АРСИО).

Как известно, одним из ведущих мотивов для США и их союзников к развертыванию военной операции против Ирака было наличие ( пока не доказанное ) в стране химического и бактериологического оружия. Между тем ситуация вокруг этих видов вооружений складывается довольно парадоксальная. После террористических актов 11 сентября в США была развернута также террористическая кампания с применением бактерий "сибирской язвы". Судя по Докладу от 24 сентября 2002 г . Министерство обороны США мгновенно отреагировало на этот малый, но не менее опасный вид терроризма намерением разработать в течение ближайших нескольких лет 15 новых вакцин. На этот проект потребуется около 3,2 млрд.долл.

В принципе похожая программа по секретным исследованиям по биологическому оружию была начата еще при администрации Б.Клинтона и, по заявлениям некоторых официальных лиц, граничила с нарушением Конвенции 1972 г ., запрещающей такое оружие. В соответствии с программой Пентагон построил в пустыне Невада завод по производству компонентов биологического оружия с применением материалов, имеющихся в торговой сети. Видимо, одной из важных целей программы была демонстрация легкости, с которой любая террористическая организация или страна-изгой могли бы построить завод, способный произвести в весьма сжатые сроки несколько фунтов смертоносных бактерий. Сведения о реализации программы стали достоянием общественности благодаря усилиям трех американских ученых Дж.Миллера, С. Энгелберга и У.Броуди, которые подготовили к печати книгу "Бактерии- биологическое оружие и тайная война Америки". Просочившаяся информация о программе может осложнить позиции США по этому вопросу не только внутри страны, но и вызвать возражения некоторых союзников, например, Японии.

США, которые в течение длительного времени возглавляли борьбу по запрету биологического оружия, исходя из двойных стандартов, использовали существующие в Конвенции лазейки, не дающие точного определения исследований в "оборонных целях" и не указывающие, какие именно исследования могут быть запрещены.

Другой проект "Клиа вижин", тесно связанный с отмеченным выше, сфокусирован на системах доставки бактерий, в частности на советской миниатюрной бомбе под названием "бомбочка". Завод, оборудование которого изготавливается полностью из имеющихся в торговой сети материалов, стоит примерно 1 млн.долл. - сущие пустяки и соответствует мнению большинства политиков и ученых, что биологическое оружие - это атомная бомба бедняков.

Не случайно, с конца 80-х гг. в мировой прессе неоднократно появлялась информация о том, что отдельные развивающиеся страны разрабатывают программы производства собственного арсенала бактериологического оружия. Имеется ли такое у Ирака , пока не известно.

Одним из следующих заметных последствий ( как глобального, так и регионального характера ) военных акций против Ирака стало повсеместное усиление антиамериканизма в мире. И в довоенный период, и особенно на протяжении трех недель войны против Ирака антиамериканские демонстрации, выступления и движения достигали невиданного размаха на всех континентах, которого не наблюдалось, пожалуй, с времен самых острых кризисных моментов "холодной войны". При этом наиболее высокая активность антиамериканизма была отмечена не только в зоне арабских стран с мусульманским населением, но и в Европе и даже в самих США. Что двигало многими миллионами людей по всему миру - понятно. Они протестовали против очередной кровавой бойни, бесчисленных жертв среди мирного населения, против очевидного грубого нарушения США принципов и положений Международного права, против применения военной силы для решения конфликта, но самое главное - они выступали не против американцев и американской нации как таковых, а против высших эшелонов власти в этой стране, которые самым прямым образом ответственны за развязывание антииракской войны.

Российское руководство заняло позицию "мягкой оппозиции" в отношении военной акции против Ирака. Такая тактика вполне объяснима -что может Россия на сегодняшний день при ее продолжающейся пока экономической и военной слабости. Хотя нельзя не заметить, что события, связанные с Ираком, безусловно способствовали в определенной мере усилению внимания руководства нашей страны к военному бюджету и его пересмотру в сторону увеличения, к проблемам Армии и ее реформам, к состоянию Военно-промышленного комплекса, к Космосу и его исследованиям и т.п. В разгар войны в Ираке в печати появилась утечка информации, которая активно муссировалась некоторое время, о том, что отряд военных кораблей РФ должен проследовать через Индийский океан в сторону Персидского залива. Отдельные эксперты с весьма крайними взглядами поспешили оценить эту акцию как, если не полномасштабное, но ограниченное возвращение российского флота в Мировой океан, в том числе и в Индийский океан, очевидно ностальгируя по 70 - 80 гг., когда СССР жестко соперничал в этой зоне с ВМС США.

Тем не менее интерес России к зоне Индийского океана, к отдельным прибрежным странам, в частности, конкретно к Ираку, по всей видимости, шаг за шагом возрастает. Об этом свидетельствует российская заинтересованность в участии в мирном переустройстве Ирака, в сохранении нефтяных разработок и поддержании нормальных деловых экономических и иных взаимосвязей и с этой страной, и с целым рядом других прибрежных государств.

Весьма примечателен в том же контексте факт успешного проведения 14 мая 2003 г . нескольких испытательных запусков высокоточных мобильных крылатых ракет с мощной поражающей силой в акватории Индийского океана с участием боевых самолетов стратегической сверхдальней авиации РФ.

Столь крупномасштабные учения действительно были запланированы на начало 2003 года. Но в силу разных причин были отложены до завершения активной фазы военной акции в Ираке. Они состоялись впервые, спустя 12 лет после 1991 г ., когда боевые корабли ВМФ СССР покинули акваторию Индийского океана после распада Советского Союза. Маневры в Аравийском море и Индийском океане проходили в тесной взаимосвязи с отрядом боевых кораблей Тихоокеанского и Черноморского флотов РФ, которые находились здесь до испытаний ракет более двух недель и показали высокий уровень боевой готовности. Как с кораблями, так и с самолетами поддерживалась постоянная связь с центром командования на территории РФ. На конец мая запланированы совместные военно-морские российско-индийские учения.

Состоявшиеся испытания ( при всем их успехе ) и появление российских военных кораблей в водах Индийского океана не стоит оценивать как масштабное отвоевывание прежних позиций в регионе. Как представляется, это лишь хорошо выполненная демонстрация отдельных видов вооружения РФ, которые в целом постепенно устаревают и отстают, скажем, от американских. Другая сторона этого вопроса таит опасность вновь оказаться на поводу у ВПК, быть втянутыми в крупную и дорогостоящую перестройку ВС, что далеко не по карману российской экономике на нынешнем этапе ее развития при существовании множества сложнейших социальных и иных проблем внутри страны.

В качестве необходимой реакции на действия США по продвижению в сторону Кавказа и Средней Азии и попытки восстановления российских позиций в прилегающих регионах следует рассматривать создание в конце апреля 2003 г . РФ совместно с Арменией, Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией нового военно-оборонительного союза, призванного решать проблемы обороны в условиях трансформирования геополитического пространства в Центральной Азии и на Среднем Востоке. По обоюдному согласию членов сформированного альянса Россия возвращается в регион и благодаря развертыванию в одной из среднеазиатских стран своей военной базы, отвечая тем самым на сохранение американских военных баз в этом регионе.

Однако, как показывает опыт деятельности многочисленных схожих союзов в рамках СНГ в различных областях и по различным направлениям, формирование новой военной структуры на постсоветском пространстве может оказаться столь же малоэффективным. Перед ее вдохновителями и создателями, видимо, стоит нелегкая задача решения многочисленных и неоднозначных проблем обороны их территорий, наполнения конкретным и действенным содержанием работы союза в интересах всех его участников.

Указанные меры никоим образом не могут быть направлены против США. Стратегически, на отдаленную перспективу Россия заинтересована в сохранении и упрочении взаимоотношений с единственной ныне в мире сверхдержавой. Они скорее носят характер сдерживания натиска США по всем азимутам и направлениям. Однако по мере своих нынешних возможностей Россия должна последовательно отстаивать и расширять собственные национальные интересы и в Центральной Азии, и в прилегающей к ней зоне по всему периметру своих южных границ.

 

У вас недостаточно прав для того, чтобы оставить комментарий.

Научный баннерообмен

Координаты

Телефон: 7(495) 625-2942
7(495) 625-3694;
e-mail: info@vostokoved.ru
okpmo_ivran@mail.ru

103777, Москва
ул. Рождественка, 12
кк. 316, 319, 330, 332

Институт востоковедения РАН

Проезд: метро "Кузнецкий мост", далее пешком 3 мин. по ул. Рождественка в сторону Рождественского бульвара и Трубной площади.